Андрей Корф. Тексты песен
вернуться на главную страницу

Список песен:

(Примечание: тексты песен с нотами и аккордами - одним архивом или отдельными файлами - можно скачать на странице песен в mp3)
 
  • Маэстро
  • Табачный романс
  • Военный романс
  • Бессоница
  • Вот так и живем
  • Женский романс
  • Голливуд
  • Ах, как хотелось отказать
  • Ау!
  • Ничейная песенка
  • Здравствуйте, мон шер!
  • Четыре времени года
  • В Городе Снов
  • Вторая железнодорожная
  • Сатана
  • Реставратор
  • Две вороны
  • У поэтов...
  • Дом играет подъем
  • Кострома
  • Первая пиратская
  • Третий звонок
  • Пучок придорожной травы
  • Узловая колыбельная
  • Ну вот и в церкви тишина
  • Сигареты "Житан"
  • Разрешите остаться
  • Капельницы льда
  • Песня про собаку
  • Романс возвращения
  • Соло
  • Ты постой, дорогой, что поешь?
  • Хамы
  • Школа
  • Принцесса теней
  • Пьяную
  • Весна
  • Кошка по кличке Зола
  • Время девочку рисует
  • Не бери меня, лукавый
  • Кино
  • Системная колыбельная
  • Ложь
  • Правда
  • Праздник
  • Уездный город
  • Любушка
  • Баллада об Акселе фон Ферзене
  • Былина
  • Блэк Джек
  • Твист белого медведя
  • Титаник Танго
  • Речка
  • Маяк
  • Болеро
  • Полевой роман-с
  • Романс Дракулы
  • Можно хоть немного…
  • День
  • Штиль (3я пиратская)
  • Призрак романса
  • Лед
  • Русалка
  • Па
  • Мальчик
  • Письмо с фронта
  • Тапер
  • Век Иконок
  • Крыша
  • Лис
  • Падение Икара
  • Отвар
  • Девочка-Ветер
  • Нет печали в Порт Рояле (2я пиратская)
  • Королева Моб
  • Стрекоза
  • Не дай нам Бог (4-я пиратская)
  • Воровка
  • Колодец
  • Колокол
  • Песня про доброе утро
  • Сеньорита (5-я пиратская)
  • Мантикора
  • Тетрадка
  • Я влюбился
  • Город
  • Блюз римскому другу
  • Любимая моя
  • Житейская история
  • Мой брат белокрылый
  • Облака
  • Возвращение Александра Вертинского
  • Когда опять закончится вино…
  • Чудак с чудачкою
  • Эй, кто-нибудь…
  • Девочка со скрипкой
  • Друг мой
  • Баллада о Башмаке
  • Автостоп
  • Песенка про Дракона
  • Лампочка
  • Мальчик Май
  • Монолог скелета тираннозавра Кости
  • Она живет за двоих
  • Солдатик
  • Ты поживи за меня, брат
  • Вспомни
  • Здесь и Сейчас
  • Omnes Viae Romam Ducunt
  • Баба Валя
  • Гаммельн
  • Гобелен
  • Храм Любви
  • Женщина и Флейта
  • Калачиком
  • Маруся
  • Маски долой!
  • Ночной троллейбус
  • Трасса
  • Тумба для афиш
  • Помнишь…
  • Точка росы
  • Casa Del Sierra (6я Пиратская)
  • Давай помечтаем
  • Дед Егор
  • Имена
  • На окраине мира
  • Песенка про моих детей
  • Песня Лилит
  • Песня про овечку
  • Позови
  • Сижу, пою
  • Точка росы
  • Шепотом
  • The game is over.
  • Бабочка
  • Ветер
  • Да пребудет с тобой…
  • Мир сошел с ума
  • Не в ответе
  • Безгрешный романс
  • Долина предков
  • Не было
  • Танго лиловых портьер
  • Язык муравьеда
  • Номерок
  • Пляши, бродяга


    Маэстро


    Маэстро, прошу вас, уменьшите свет,
    Чтоб стал я моложе на несколько лет,
    Чтоб скрылись морщины как не было их
    На этих чертах, сорок лет, как моих.

    Маэстро, прошу вас, уменьшите свет,
    Направьте софиты, как фары в кювет,
    И радужной рампе закройте глаза,
    Она освещает, увы, не туза,

    И козырь другой, и другая игра,
    Ушли игроки, и пришли шулера,
    И этот партер, отдыхающий здесь,
    Как будто подсолнечник, выклеван весь.

    Маэстро, прошу вас, уменьшите свет,
    Чтоб стал я моложе на несколько лет,
    Тогда, будто птицу с волшебным пером,
    Я выпущу голос из тесных хором.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Табачный романс


    Закружил светлячок в этом мраке, который отрава,
    В этом мраке, где был только шепот, и тот не о чем,
    Закружил светлячок, насекомое фабрики "Ява",
    И спугнул темноту, и повис над открытым плечом.

    Засветилось плечо, как нечаянно тлеющий уголь,
    И наш грешный приют перестал притворяться тюрьмой,
    И обиженный мрак, как ребенок, поставленный в угол,
    Покосился на нас огоньками из сворок трюмо.

    Светлячок над столом осветил нам плеяду угрюмых,
    Посторонних предметов, оживших ночною порой:
    И бутылку-наседку, и маленький выводок рюмок,
    И старинное блюдце с нетронутой черной икрой...

    Светлячка целовали, а он разгорался все ярче,
    И, как желтая рыбка, спасенная глупой рукой,
    Обратился с вопросом: - Чего тебе надобно, старче,
    И услышал в ответ: - Ничего. Только полный покой.

    Только полный покой. Но на Время какая управа?
    Не упрятать в чулан, не закрыть на железный засов...
    И погиб светлячок, насекомое фабрики "Ява",
    Не сумев одолеть семенящую поступь часов.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Военный романс


    Господа дирижеры, извольте собрать музыкантов,
    И, певучие пули, приготовьте терцовый расклад.
    Здесь готовится танец для юных господ адъютантов,
    Здесь готовится реквием в честь невезучих солдат.

    Здесь готовится танец на чистой, как совесть, площадке,
    Где на выстрел из пушки отстоят друг от друга края.
    Две шеренги танцоров поднимутся в полном порядке,
    И рванутся навстречу, как лучшие в мире друзья.

    Господа дирижеры, сдержитесь от лишних порывов,
    Если ноги танцоров предательски вязнут в земле,
    А из гусениц танков выводятся бабочки взрывов,
    И кружатся над полем в лохмотьях, крови и золе.

    А другие снаряды встают тополиной аллеей,
    Плодоносят людьми, и тотчас отцветают опять...
    Господа дирижеры, извольте держаться смелее,
    И за несколько тактов продвиньтесь хотя бы на пядь.

    И закончится бой. Завершится стремительный танец,
    И настанет реприза, рассеянный вальс тишины,
    И вздохнет ветеран, и заплачет навзрыд новобранец,
    И затихнут окопы - оркестровые ямы войны.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Бессоница


    Не верти меня, ночь, на своих вертелах,
    На горячих углях своих черных перин,
    А расставь образа часовыми в углах,
    Да Луну, как серьгу, из окна убери.

    Не верти меня, ночь, на углях сигарет
    В этом черном дыму, где висят топоры.
    Я хочу видеть сон, а не собственный бред.
    Пусть он канет навек. Ну, хотя б, до поры.

    Я хочу, чтоб во сне - далеко, далеко -
    Разбрелись мои беды, как стадо свиней,
    Чтоб гляделось светло, чтоб дышалось легко,
    Чтоб душа была проще, а руки - сильней.

    Ну, а если не сон - то хотя бы покой,
    И обычный ковер - как ковер-самолет,
    Чтоб подняться на нем над дремучей тоской,
    И кружить, как сова, пять часов напролет.

    Ну, а если не сон, то тогда позови
    Свою белую девку в рубахе до пят,
    И губами ее зацелуй до крови,
    И оставь до утра, и не требуй назад,

    Только не говори о проклятых делах
    Погоди до утра - утром поговорим...
    Не верти меня, ночь, на своих вертелах.
    На горячих углях своих черных перин.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Вот так и живем


    Вот так и живем - перебежками между домами
    Старинных друзей и, увы, постаревших подруг.
    Приходим домой - и к приему готовимся сами,
    Не в силах порвать наш давно замороченный круг.

    И бегаем в жизнь, как на двор выбегает крестьянин
    В студеный мороз, по большой да по малой нужде,
    И тут же - обратно, чтоб снова вести, как Сусанин
    Нашествие мыслей - в болото осенних дождей.

    Вот так и живем, в синяках от казенных печатей,
    В царапинах подписей, в подданстве нижним чинам.
    Рожаем детей от обычных, порочных зачатий,
    И очень хотим, чтобы им было лучше, чем нам.

    Вот так и живем, и, чем дальше, тем лучше я вижу,
    Что фокусник сдался, и пусто в его рукаве...
    Остаться в Москве - помирать от тоски по Парижу,
    Уехать в Париж - умереть от тоски по Москве.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Женский романс


    Господь создал по паре каждой твари,
    И каждой дал натешиться сполна,
    Но женщина - не скрипка Страдивари.
    С годами не растет ее цена.

    Растут ее житейские расходы
    И цены на все виды колбасы,
    И дети, пожинающие годы
    На поле, где засеяны часы.

    Не умерли румяные валеты,
    Любители признаний по ночам,
    Чьи жаркие ладони-эполеты
    Доселе вспоминаются плечам,

    Но сорваны волшебные погоны,
    Валеты превратились в королей,
    И женщина разжалована в жены,
    А плечи с каждым годом тяжелей.

    И с каждым днем душа уходит в сына,
    И с каждым часом ум уходит в дочь,
    И памяти стальная паутина
    Связала воедино день и ночь,

    Но, в памяти барахтаться не вправе,
    Она раскроет книгу наугад,
    И стекла в незатейливой оправе
    Наденет, как наручники на взгляд...

    Господь создал по паре каждой твари,
    И каждый дал натешиться сполна,
    Но женщина - как скрипка Страдивари.
    С годами все бесценнее она.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Голливуд


    На фабрике грез - забастовка ответственных фей.
    И сбились кентавры в табун, и гудят все грознее,
    И горькую пьет в глубочайшем миноре Орфей,
    Из нескольких струн выбирая одну, попрочнее...
    Орфею, конечно, виднее...

    На фабрике грез супермены дерутся за суп,
    Как древние боги - за чашу Эгейского моря,
    А суп остывает. Ему наблюдать недосуг,
    Как два дурака не на шутку поссорились с горя.

    Припев:
    Давай, Голливуд!
    Кинозал, как пиратский корвет,
    Белеет экран -
    Накрахмаленный парус корвета,
    И юнга-тапер драит клавиш скрипучий паркет,
    И шкипер-фокстрот задает повороты сюжета
    Про то,
    И про это.

    На фабрике грез по соседству Клондайк и Багдад,
    И Грета Гарбо то в лохмотьях, то в белой пижаме,
    И муж ее лыс, и любовник ее бородат,
    И ноги ее - от Великих Озер до Майами.

    И тот объектив, где, салонным интригам назло,
    Как на медальоне, целуется пара в финале,
    Слегка запотел, занесенный с мороза в тепло,
    И этом тумане герои себя не узнали -
    И дамы заплакали в зале...

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Ах, как хотелось отказать


    Ах, как хотелось отказать
    За пятой рюмкой Алазани,
    И свитер на зиму связать
    Из пряжи мартовских признаний,
    Но-но-новый Коммандор
    Не находил дорогу к счастью,
    И дама вышла в коридор,
    Горя то ревностью, то страстью...

    Так джинн, наскучивший тужить
    В дремучей плесени кувшина,
    То обязался задушить,
    То осчастливить господина,
    Но господину недосуг
    В осенний лес идти по джинны,
    Искать какие-то кувшины,
    А в них - каких-то там подруг...

    Ах, как хотелось... уступить...
    Ну, разумеется, не сразу!
    Как распустившуюся нить,
    Тянуть рискованную фразу,
    И так раздеть до тишины
    Весь этот треп за чашкой чая...
    Мечты, мечты... Вы - как слоны.
    Реальность - мышка полевая...

    А там, в окне, темным темно,
    Минуты долги, мысли тяжки,
    И ночь играет в домино,
    Составив звездные костяшки,
    И нету ветра в парусах,
    И телефон молчаньем ранит,
    И стрелка вертится в часах,
    Как будто номер набирает...

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Ау!


    Кто меня окликнул: - Ау!
    Разве я кому нибудь нужен?
    Сам я никого не зову,
    Даже на торжественный ужин.
    Даже посидеть на траву,
    Даже полежать под колеса -
    Кто меня окликнул : -Ау!
    Это - как ответ без вопроса.

    Кто меня окликнул: - Постой!
    Разве я куда-то шагаю?
    Я уже пришел на постой,
    Я уже коня распрягаю.
    Ямы на дороге крутой,
    Разве ж я коня покалечу?
    Кто меня окликнул: - Постой!
    Разве что, идущий навстречу?

    Кто меня окликнул: - Держись!
    Лучше б вы мне поручни дали.
    Крепче тех, что в прежнюю жизнь
    Прямо под рукой отлетали.
    Лестница, ведущая ввысь,
    Как она бросала на камни,
    Кто меня окликнул: - Держись!
    Лестница уже не нужна мне.

    Кто меня окликнул: - Не плачь!
    Разве я когда нибудь плачу?
    Только если память-палач
    Явится, как девка - на дачу,
    Это - не слеза, господин.
    Это просто капелька пота
    В сетке параллельных морщин
    Бродит, как фальшивая нота.

    Слез моих ушли родники.
    Сотая тому годовщина.
    Руслом пересохшей реки
    Тянется по коже морщина.
    Я уже давно - наяву
    Мыслями о сне да о пище.
    Кто меня окликнул: -Ау!
    Где же ты был раньше, дружище?..

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Ничейная песенка


    В городе, где крыши
    Как доспехи, ржавые,
    Где гуляют мыши
    И коты лукавые,
    Жил да был невзрачный,
    Ветреный, как мельница,
    И почти прозрачный,
    Если ветер сменится.

    Все ему кричали: "Эй, ну как тебя там!
    Приходи за паспортом
    И живи у нас потом!
    Станешь человеком,
    Или просто котом;
    Ну, а хочешь - мишкою,
    Ну, а хочешь - мышкою..."

    Но наш веселый Некто
    Шел за горизонт пешком;
    Если падал снег, то
    Возвращался с зонтиком,
    Ну, а если жарко
    Становилось в тереме
    Он в аллеях парка
    Прятался на дереве.

    Все ему кричали: "Эй, ну как тебя там!
    Приходи за паспортом
    И живи у нас потом!"
    Ну, а он смеялся
    Или плакал о том,
    Что не стал он мышкою,
    И не стал он мишкою,
    И не стал он кошкою,
    И не стал матрешкою...

    В городе, где крыши
    Как доспехи, ржавые,
    Где гуляют мыши
    И коты лукавые...

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Здравствуйте, мон шер!


    Здравствуйте, мон шер!
    Включите свой оранжевый торшер,
    И закройте дверь
    На цепь и на засов.
    Вот вам тишина,
    Украшенная видом из окна,
    Скрипом половиц,
    И тиканьем часов.

    Но, к сожалению, не той,
    Чей маленький след,
    Затоптан пресной суетой
    Непрожитых лет,
    Прожитых лет...

    Здравствуйте, мон шер!
    Включите свой оранжевый торшер -
    Пугало для всех
    Непрошеных теней.
    Пугало для сов
    И призраков из Шервудских лесов,
    Пугало для бед и самых черных дней.

    Но, к сожаленью, и для той,
    Чей след, как челнок,
    Затоплен пресной суетой
    Недружеских ног,
    Дружеских ног...

    Здравствуйте, мон шер!
    Включите свой оранжевый торшер -
    Преданный маяк
    Для старых кораблей,
    Для холостяков
    С коллекцией причуд и пустяков,
    Для крапленых дам
    И битых королей.

    Но, к сожаленью, не для той,
    Чей маленький след,
    Затоплен пресной суетой
    Непрожитых лет,
    Прожитых лет...

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Четыре времени года


    Весной, когда выводятся птенцы,
    И тучи собираются в отары,
    Мелодии слетятся, как скворцы,
    В скворечник акустической гитары,
    И мне придется выкормить с руки
    Аккордом или просто перебором
    Их тонкие, как волос, голоски,
    Чтоб встали заодно и пели хором.

    А летом, будто на велосипед,
    На чью-то двухколесную кассету,
    Я высажу подросших непосед:
    Пускай себе скитаются по свету;
    А сам уйду туда, где комары,
    Посланники таежной Коза-Ностры,
    Мне сделают прививки от хандры
    Не хуже, чем московские медсестры.

    А осенью, продрогший и немой,
    Пропахший шашлыками и кострами,
    Вернусь к себе домой - к тебе домой -
    Глазеть на натюрморт в оконной раме.
    И может быть, в один прекрасный день,
    Увижу в магазинном беспорядке
    Пластинку, будто черную мишень,
    Простреленную снайпером в десятке.

    Зимой моя квартира - как музей,
    И верный телефон собачьим лаем
    Встречает голоса моих друзей,
    И каждый, слава Богу, узнаваем.
    А голос превращается в лицо,
    И в ноги - замечательные ноги! -
    И слышится ядреное словцо
    По адресу хозяина берлоги...

    А там опять весна во все концы,
    И тучи собираются в отары,
    И заново волшебные птенцы
    Выводятся в скворечнике гитары.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    В Городе Снов


    В Городе Снов - тишина и покой.
    Там не бывает беды никакой.
    Если почувствуешь привкус беды -
    Надо проснуться и выпить воды!
    Там по бульварам не водят слонов,
    Не поизносят неправильных слов...
    В Городе Снов, в Городе Снов,
    В Городе Сказочных Снов.

    В городе женские есть шалаши,
    Но в шалашах не найти ни души:
    Женщины голые бродят пешком
    По тротуарам в квартале мужском,
    Кличут дедов и зовут пацанов
    Выскочить вон из домов и штанов...
    В Городе Снов, в Городе Снов,
    В Городе Мартовских Снов.

    А у замочной у скважины два
    Верных любовника - каменных льва,
    Каждый другого ревнует, ворча,
    Оба чернеют при виде ключа...
    Этот сюжет, безусловно, не нов,
    Но не бывает ключей-казанов
    В Городе Снов, в Городе Снов,
    В Городе Старческих Снов.

    Там в янтаре полуночных окон
    Лица любимых, и лики с икон.
    Лица ушедших в планету Земля
    В край, куда сеют свой пух тополя;
    Мир, где ни дней, ни минут, ни часов,
    Мир, где беда заперта на засов
    Города Снов, Города Снов,
    Памятью сотканных Снов.

    Ах, мои милые, добрые сны!
    Вы то во мраке, то освещены,
    Вы то стреляете старым ружьем,
    То по бульварам журчите ручьем;
    Но даже самый студеный ручей
    Лучше пустыни, бессонных ночей,
    Черных очей, глупых речей,
    Милых моих палачей.
    Глупых очей, черных речей
    Нежных моих палачей…

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Вторая железнодорожная


    Однако же, как долго едет поезд!
    Все выпито и съедено давно,
    Соседи спят, лишь я веду свой поиск:
    Смотрю горизонтальное кино

    И хочется сойти, да вдоль дороги
    Конвойные шеренги тополей,
    Столбы, как марсианские треноги,
    Да птичьи города пустых полей (2 р.)

    На плоскости ноябрьской палитры
    Со ржавой доминантой арматур
    Проносятся названия, как титры,
    И пятна человеческих фигур.

    Безлюдно и безрадостно, и невесть
    Откуда столько стука в голове.
    Навстречу поезда идут на нерест
    К стоглавой, к белокаменной, к Москве. (2 р.)

    О боже, как наскучило тащится
    И видеть из вагонной тишины,
    Что небо, как ночная продавщица,
    Обвесило меня на пол-Луны

    Сегодня выходной, в театре кукол
    Безлюдно и темно со всех сторон,
    И хочется осесть, да где тот угол?
    И хочется сойти, да где перрон? (2 р.)

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Сатана


    У каждой женщины свой Сатана,
    И надо ли выяснять,
    Который из них приходит в штанах,
    А кто их намерен снять,
    Который из них висит на стене
    Рекламой мужских кальсон,
    Который из них реален вполне,
    А кто из них - только сон.

    Один Сатана молчалив и груб,
    И ходит ночной порой,
    Он солон на вкус от закушенных губ
    И пахнет землей сырой,
    И волчью валюту его руки
    В настежь раскрытой казне
    Она разменяет на синяки
    И спрячет их на спине.

    Другой Сатана приходит с утра,
    До третьего петуха,
    В нем тонна добра, но под тонной добра,
    Лежит полкило греха.
    А третий выбежит из толпы,
    Навстречу по мостовой.
    Красив, как ангел, да жаль - стук копыт
    Его выдает с головой.

    Один Сатана затесался в знать,
    Другой Сатана - Тарзан,
    Но каждой охотнице нужно знать,
    Где же сидит фазан
    В тот час, когда ночь напилась из луж,
    И все разрешает всем,
    В тот час, когда станет постылый уж
    Короче на букву М.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Реставратор


    Сон - реставратор старинных икон,
    Сон - реставратор зашторенных лиц,
    Бедный фонарщик потухших окон,
    Праздный повеса из бывших столиц;
    Сон вынимает людей из земли,
    Сон опускает людей с облаков,
    За руку держит, чтоб не отошли,
    Молча представит - и будет таков.
    Карточный шулер, срывающий куш,
    Смуглый шпион за персидским ковром,
    В блеющем стаде доверчивых душ
    Пьяный хозяин с горячим тавром.

    Верный старатель на прииске лет
    В пьяном угаре дурного труда,
    Сон вымываем бесцветные "нет"
    И оставляет блестящие "да",
    И отправляется в первый салун -
    Сдать свой товар за бутылку вина
    И в хороводе кружащихся лун
    Сидя в дерьме, вспоминать имена.
    Сон забывает все "против" и "за",
    И в темноте новогодней беды
    Синей гирляндой включает глаза,
    Черной гирляндой уводит следы...

    Дым сигареты, сгоревшей дотла,
    Выкурит боль, как змею из дупла.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Две вороны


    Жили-были две вороны,
    Белая и черная.
    Белая красилась в черное,
    Черная красилась в белое,
    И каждая верила,
    Что поступает правильно,
    Сообразно с потребностями души.
    Так называемую белую
    Клевали все, кому не лень,
    И она делала вид, что ей это нравится;
    Так называемую черную
    Никто не замечал,
    И она тоже делала вид, что ей это нравится...

    И белая ворона
    Очень жалела, что у нее нету сил быть белой;
    И черная ворона
    Очень жалела, что у нее не хватает индивидуальности,
    Чтобы быть черной;
    И обе панически боялись дождя,
    Вызывая недоуменье окружающих...

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    У поэтов...


    У поэтов нет корней - только ветки
    На пороге потаенной беседки;
    У поэтов нету дней - только ночи,
    И часы один другого короче.
    У поэтов нет домов - только стены
    Да колючие опилки арены,
    И костюмы их всегда не по моде,
    А бывает, что и не по погоде,
    Но,
    Им, наверно(е), все равно,
    Лишь бы не кончалось вино...

    У поэтов нет друзей - только лица,
    И спешат они стихам умилиться;
    У поэтов нет врагов, кроме славы:
    Остальные слишком злы или слабы.
    У поэтов нет детей - только вирши,
    Да и те немного стоят на бирже;
    У поэтов нету жен - только вдовы,
    Да и те порой излишне суровы,
    Но,
    Им, наверно(е), все равно,
    Лишь бы не кончалось оно...

    У поэтов нет корней - только ветки
    На пороге потаенной беседки;
    У поэтов нету дней - только ночи,
    И часы один другого короче...

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Дом играет подъем


    Дом играет подъем на трубе дождевого закала.
    Дом играет подъем на баянах литых батарей,
    А в домах - тишина, и младенцы лежат, как попало,
    И храпят старики, и спросонок зовут матерей.

    Дом играет подъем, и рассвет, как высокий начальник,
    Запретил колдовать над тенями сентябрьских грез.
    Белый призрак ночной он разжаловал в пододеяльник,
    И распял на шнуре между двух проступивших берез.

    Дом играет подъем, и отбой объявляется ночи,
    Оставляя людей, ночь уносит свои образа,
    И из сомкнутых век вылупляются влажные очи,
    И, застыв на свету, превращаются просто в глаза.

    Дом играет подъем, но вставать так не хочется, право,
    Чтоб приветствовать день - точный слепок вчерашнего дня.
    Тот же чай на столе, и за окнами - та же отрава,
    Тот же гомон без слов, тот же дым - и опять без огня.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Кострома


    Я поеду в Кострому
    И найду себе жену,
    не столичную каку,
    А просто девку да во соку.

    Чтоб носила не штаны,
    А юбку правильной длины,
    Конопушки на носу
    И метровую косу,

    Чтоб не красила лицо,
    Как пасхальное яйцо,
    Уважала чтоб Гюго,
    А не Фрейда этого,

    Чтоб вставала на заре,
    Умывалась в озере,
    Чтоб про ейну девственность
    Знала вся общественность.

    Я поеду в Кострому
    И найду себе жену,
    не столичную каку,
    А просто девку да во соку.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Первая пиратская


    Я выберусь из книги, где поет соловей,
    В другую, где кричит попугай.
    Я выберу оружие толедских кровей,
    А ты меня, судьба, не пугай.
    Я выберу посудину из тех, что на дне
    Послушно отбывают свой срок.
    Том Морган! Ты будешь шкипер на ней.
    Джон Сильвер! Ты будешь кок.

    Припев
    Пятнадцать человек на сундук мертвеца.
    Йо-хо-хо, и бутылка рому.
    Пей, и дьявол доведет тебя до конца.
    Йо-хо-хо, и бутылка рому.

    И судно окрестит нам молодая гроза,
    Отдав ему все силы свои,
    И будут, как пеленки, просыхать паруса
    Над первенцем пиратской семьи.
    Мы выплывем из гавани, от страха рябой,
    И встретит нас обманчивый штиль.
    Том Морган! Готовь орудие в бой!
    Джон Сильвер! Зажги фитиль!

    Припев

    И первой же мишенью нам послужит купец,
    Трусливо поджимающий флаг.
    Я знаю - им командует мой братец-близнец,
    Мой первый и единственный враг.
    А вон мое лицо в его проклятом окне,
    Опухшее от вечных продаж.
    Том Морган! Прямой наводкой по мне!
    Джон Сильвер! На абордаж!

    Припев

    И я погибну вместе с этим толстым скупцом,
    Со всем его дурным хрусталем.
    Но, черт возьми, на свете станет меньше купцом
    И больше боевым кораблем.
    А вы со мной проститься соберетесь толпой,
    И песенку споете вослед.
    Том Морган! Бери гитару и пой!
    Джон Сильвер! Начни куплет!

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Третий звонок


    Рама дверная - как рампа, а занавес - дверь.
    Комната - просто фойе с небогатым буфетом.
    Я - неприкаянный зритель, как загнанный зверь,
    Молча курю, ни к чему не готовясь при этом.

    Первый звонок. Господа, проходите в партер.
    Пусть он - простой коридор за суконной портьерой.
    Те, кто еще не встречал говорящих пантер,
    Будут приятно взволнованы нашей премьерой.

    Я уже был этим болен, и в радостный плен
    Был уведен, понарошку ругая ошейник.
    Я прогонял свою совесть, как кошку с колен.
    Как прогоняет пустыню безумец-отшельник.

    Снова звонок. Господа, занимайте места.
    Там, за кулисами двери, готовятся к бою.
    Там гримируется женщина, чья красота
    И без того, как знамена, ведет за собою.

    Странный удел - разгонять по углам пауков,
    И, в переломный момент, когда рушатся стены,
    Молча смотреть, как растет поголовье бычков
    В пепельно-серых лугах предпоследней измены.

    Третий звонок. Господа, попрошу не шуметь.
    Сделаем вид, что нас нет ни в буфете, ни в зале.
    Этот спектакль, ей Богу, не стоит смотреть.
    Главный успех этой пьесы, поверьте, в провале.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Пучок придорожной травы


    Пучок придорожной травы перед носом осла,
    Изысканный ужин для глаз впереди на полшага.
    А сзади - терпение, взятое в скобки седла,
    А снизу - дорога, а сверху хозяин-бродяга.

    И что с нее взять, с той дороги, что смотрит на Юг,
    И что с нее взять, с той дороги, что смотрит на Север.
    Вздыхает осел, и следы замыкаются в круг.
    Пучок придорожной травы называется Клевер.

    Пучок придорожной травы впереди седока,
    Как маятник, бьющийся в ритме ослиного хода.
    Часы под названьем "осел" отстают на века,
    Часы под названьем "хозяин" спешат на полгода.

    Но что с нее взять, с той дороги, что смотрит на Юг,
    В которую даже копыта уходят без стука.
    Вздыхает седок, и следы замыкаются в круг.
    Пучок придорожной травы называется Скука.

    Пучок придорожной травы перед носом страны
    Заставит ползти ледники и катиться - барханы,
    И золото выйдет наверх из своей тишины,
    И двинется вместе с песком на соседние страны.

    Но что с нее взять, с той дороги, что смотрит на Юг,
    Дороги, которой бредет наше бедное племя...
    Вздыхает страна, и следы замыкаются в круг.
    Пучок придорожной травы называется Время...

    Пучок придорожной травы перед носом осла...
    Пучок придорожной травы впереди седока...
    Пучок придорожной травы перед носом страны...

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Узловая колыбельная


    Мой колокол - чашечка кофе на гулком полу.
    Я - бедный звонарь, тишину растворяющий ложкой.
    Моя полуночная правда сгорела в золу,
    Но стала не ложью, а так... незатейливой ложкой.
    И спичка, последняя спичка, с которой - на "ты",
    Стреляет в лицо птичьей дробью оранжевых точек.
    А в черном углу, за колючим кустом темноты,
    Рисует лужайку обоев в увядший цветочек.

    Припев
    А там, в санузле, навсегда воцарился апрель.
    Там Некто намылен, как вишня в весеннем экстазе,
    И ржавая парочка кранов играет в капель,
    И так же весенне журчит ручеек в унитазе...

    За окнами - белые фары, как волчьи глаза.
    Но за руки взялись столбы - получилась ограда.
    И дым сигареты к ним тянется, будто лоза,
    И вянет, и вянет, и вянет, не дав винограда.
    Но я прозреваю, как филин - и вот из окон
    Я вижу ничейную землю, обитель пустую.
    На молнию рельсов застегнут ее балахон,
    И поезд нелепой застежкой снует вхолостую.

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Ну вот и в церкви тишина


    Ну вот, и в церкви - тишина.
    Угомонились прихожане.
    Кто спит, кто курит у окна,
    Кто в пеньюаре, кто - в пижаме.
    Вечерний храм дает отбой.
    Я ухожу и не ревную,
    Что кто-то Бога взял с собой,
    Как дефицит - за проходную.
    И у друзей, и у врагов
    Одна обратная дорога.
    Чем больше вынесут богов,
    Тем больше в храме будет Бога.

    Но "бог навынос" многолик,
    Как голоса в церковном хоре.
    У старика и бог - старик.
    У них одни и те же хвори.
    У лучезарных матерей
    Он, как близнец, похож на сына,
    А у пройдохи он хитрей,
    Чем у простого гражданина.
    У дурака и бог - дурак.
    Простой вопрос берется с боем.
    Когда дурак идет в кабак,
    То пить приходится обоим.

    У мудреца и бог не прочь
    Вести беседу, к слову слово,
    О том, что канет эта ночь,
    И утром храм очнется снова,
    И от далеких берегов
    К нему потянется с восходом
    Толпа украденных богов,
    Полночи правивших народом...

    ...А настоящий свысока
    На нас посмотрит без укора,
    И повенчает дурака,
    И примет исповедь у вора.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Сигареты "Житан"


    Если дома - тоска да печаль,
    И надеяться не на что явно,
    И расстроился старый рояль
    Оттого, что закончилась "Ява".

    Закури сигареты "Житан",
    Выпей чашку ямайского рому,
    И почти что окажешься там,
    И почти заскучаешь по дому.

    И покажутся в кайф фонари,
    Хоть светить им и не на что, вроде.
    И соседи твои - упыри -
    Выпьют водки с тобой на природе.

    Эта водка - как белая кровь,
    Пьяный сок из березовой рощи,
    А березки - одна, как свекровь,
    А другая - не ласковей тещи.

    Ну, а дуб - твой прадедушка. Да...
    В нем осколки с гражданской застряли.
    И в деревья стреляли тогда
    От избытка свинца да печали.

    Твой отец - недоверчивый клен
    У обочины сельской дороги,
    И тревожная стая ворон -
    Это мысли его о тебе да о Боге.

    А плакучая ива - жена.
    Перед ней фехтовали гусары,
    Ну, а мама - седьмая струна
    Из аккорда цыганской гитары.

    Все - родное. А значит, болит,
    Если из лесу тянет паленым,
    Если кто-то, паскуда, велит
    Вырубать постаревшие клены.

    И сносить вековые дома,
    На которых держалась держава.
    Так на сердце приходит зима,
    И, к тому же, закончилась "Ява"...

    Закури сигареты "Житан",
    Выпей чашку ямайского рому,
    И почти что окажешься там,
    И почти заскучаешь по дому.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Разрешите остаться


    Разрешите остаться. Позвольте оттаять за чаем,
    Разрешите поверить, что это не просто визит,
    И позвольте сказать, что мы с вами напрасно скучаем,
    И позвольте напомнить, что по полу сильно сквозит.
    И на вашу софу разрешите забраться с ногами,
    Чашку чая поднять, как осколок лесного ручья;
    Надо выпить за то, что мы завтра не станем врагами,
    Потому что сегодня останемся просто друзья.

    Припев
    А на улице дождь. Канитель невоспитанных капель,
    И вчерашний туман - будто позавчерашний кефир,
    И навстречу дождю табаком потревоженный кашель,
    Как кукушка в часах, не пропустит свой выход в эфир.

    Разрешите напомнить: я - кот, на кота непохожий,
    И когда-то давно я дремал на коленях у вас,
    И лакал молоко полнолунием пролитой кожи,
    И себя узнавал в зеркалах запрокинутых глаз.
    Но теперь вы с другим. И меня повели на арену,
    Где синьора с кнутом, и по кругу бежит жеребец,
    Но мы стали умнее, и мы не подарим измену
    Этой паре сердец, этой паре бесстыжих сердец.

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Капельницы льда


    Зима уже уходит со двора,
    У верных - воспаление души,
    Неверных обманула их игра,
    В которой все уловки хороши;
    Весна поставит капельницы льда
    На бедные февральские сердца,
    И верные сойдутся навсегда,
    Неверные сбегут из-под венца.

    Неверные набьются по церквям,
    Неверные покаются в грехах,
    А верные поклонятся ветвям
    И дереву с ребенком на руках.
    Весна перебинтует купола
    И землю перестелит, как кровать,
    И верные поймут: весна пришла,
    Неверные продолжат зимовать.

    Но март не поменяет свой маршрут,
    Весна уйдет в другие города,
    Неверные обманут - не моргнут,
    А верные поверят, как всегда.
    Весна тогда заплачет в три ручья,
    И тушь покрасит в черное ручьи..
    Неверным снова выпадет ничья,
    А верные останутся ничьи.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Песня про собаку


    Дождь идет с утра в аэропорту.
    Самолеты все в холодном поту,
    И взлетает только дым сигарет,
    Потому что он дыханьем согрет.
    И собака всем дождям вопреки
    На веревочке собачьей тоски
    Ждет хозяина из города N,
    А по радио поет Джо Дассен.

    А вдали мерцает микрорайон,
    Тлеют орденские планки окон,
    Ну, а тут полно воды натекло,
    И собака сирота, как назло.
    Пассажиры соболезнуют псу:
    Он, бедняга, заблудился в лесу
    Из капроновых и хлопковых ног,
    Заблудился и совсем занемог.

    Пассажиры замерзают в пальто,
    И собаку уважают за то,
    Что собака не умеет предать,
    А умеет только верить и ждать...
    И собака не откроет свой секрет,
    Что хозяина и не было, и нет, -
    Просто хочется быть чьей-то, когда
    С неба падает на землю вода.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Романс возвращения


    Загрустив о романсе цыганском,
    Покидая Шанхай и Париж,
    Господа, Вы вернетесь в гражданском
    В мир московских и питерских крыш:
    Пиджаки, не знакомые с водкой,
    Чемоданы с наклейкой "Арли",
    И часы на цепочке короткой,
    Чтоб вперед далеко не ушли...

    Господа! Вы сдадитесь без боя,
    Ну, а кровь голубая - черт с ней!
    Даже небо, с утра голубое,
    На закате гораздо красней.
    Вас заждались не пушки, а парки
    В новогодней стеклянной пыли,
    И под каждою елкой подарки -
    Просто пригоршни русской земли.

    Под "Максимом" рассохлась телега,
    Съела ржавчина дуло ружья;
    Только белая армия снега
    Возвратится в родные поля,
    И укутает плечи России
    От холодных ветров февраля,..
    И настелит поля голубые,
    Голубые от крови поля.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Соло


    Вот и утро. И капли рассола
    Медяками блестят на паркете,
    И любовь свою партию соло
    Повела на осеннем банкете.
    Ты - один, упакованный в кресле,
    Как ребенок - в домашние ясли,
    И надежды на время воскресли,
    И тревоги на время погасли.

    И какая-то полусвятая
    В неухоженном парке столетнем
    Отдыхала, деревья листая,
    И читала житейские сплетни;
    И узнала о бедном поэте,
    И пришла почитать ему прозу,
    И любовь зазвучала в дуэте,
    Поминая то ландыш, то розу;

    Но любовь собирается в трио,
    Как вода собирается в тучу,
    И улыбка получится криво,
    И слова прозвучали не лучше,
    И солисты ведут свои соло,
    И одни они снова на свете,
    И знакомые капли рассола
    Медяками блестят на паркете.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Ты постой, дорогой, что поешь?


    Ты постой, дорогой, что поешь?
    Или даром ты горькую пьешь,
    Чтобы после запутать слова
    И тоску рассовать в рукава?
    Если почта не скрипнет крыльцом,
    Если письма обходят твой дом,
    То не сравнивай ящик с лицом,
    Где глаза, мол, белеют письмом;
    И не кровь на груди снегиря,
    И зачем ты стараешься зря
    Снегиря превратить в мясника,
    Мудреца превратить в дурака;
    Ты мозги свои побереги,
    И слова уведи, как ручьи.
    Для слепого не метры - шаги,
    И не чьи-нибудь там, а свои.

    Припев
    Ты словами, брат, не мельтеши,
    Лучше спой, дорогой, от души
    Про себя, про меня, про житье,
    И, совсем под конец - про нее.

    Ты ведь прав: человеку без слов -
    Будто церкви - без колоколов:
    Ни отпраздновать, ни повенчать,
    Ни заплакать и ни закричать.
    Но тогда уж слова, брат, найди,
    Чтобы сердце толкнулось в груди,
    Чтобы слово наружу вело
    Все, чем душу когда-то свело.
    Ты слова, как дорогу, найди,
    И меня за собой проведи
    В те края, где молчат петухи,
    И куда не пускают грехи;
    В те края, где на все есть ответ,
    Письма ходят не реже газет,
    Снегири, как один - мясники,
    Мудрецы, как один - дураки.

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Хамы


    Что за странная страна -
    Вся в осложнениях после инфарктов.
    Заикается она,
    Пробуя высказать все, что касается фактов.
    Но, когда битком метро,
    Фактам не места в вагоне измятом,
    И казенной нутро
    Встретит соседа и локтем, и матом.

    Хамы... Что за беда.
    Хамы... С нами всегда.
    Хамы - папы и мамы,
    Бывшие дамы
    ...и господа.

    Вот седой от дыма дом
    С вежливым запахом старых обоев
    Дом с зашторенным окном,
    Дом со следами побед и побоев...
    В нем живут мои друзья
    В обществе правил хорошего тона,
    Но, как выстрел из ружья,
    К ним проникают сквозь стены бетона

    Хамы... Что за беда.
    Хамы... С нами всегда.
    Хамы - папы энд мамы,
    Бывшие дамы
    ...и господа.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Школа


    Из окон пейзаж, то весенний, то зимний,
    То осень разложит пасьянс на земле,
    И дворники мимо проносят корзины
    И палят костры на вчерашней золе.
    А девочка смотрит, как жгут декорации
    Лета, весны и зимы,
    И плачет она - начинает казаться ей
    Время навроде чумы...

    Припев
    Алена -
    Красивая, может быть, слишком, для жизни такой;
    Алена
    Прохожему принцу с балкона помашет рукой;
    Алена,
    Чьи губы - как вишни без косточек, и только мать
    Смеет их целовать,
    Если в школе опять
    Сдан экзамен на "пять".

    Под окнами стены сарая и храма
    Столкнулись боками, как два тягача,
    И крыша сарая сползает упрямо,
    Как старая куртка с чужого плеча.
    Кричат воробьи и снуют трясогузки,
    И дворники лишнее жгут,
    И стены печальны, и улочки узки,
    Как туфли, которые жмут...

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Принцесса теней


    Мешок твоих снов прохудился, принцесса теней,
    На грешную землю ступили его персонажи,
    Галеры гребут вхолостую, как жук на спине,
    И бледные пажи измазаны хлопьями сажи.
    И образ печального принца идет с молотка.
    Глаза достаются пьянчуге, а руки - таперу.
    Ребенку достанется кожа под цвет молока,
    Костюмы актеру да вору приходятся впору.

    Мешок твоих снов, госпожа, заселен сквозняком,
    Готический свод подменили картонные стены,
    Галера легла на живот и взлетела жуком,
    И кто-то вернулся, но ты не простила измены.
    Но месту святому негоже остаться пустым;
    Тут скопится мусор, и банки заменят доспехи,
    И свалку заселят коты по законам простым
    Для пьяного пира, для мира, войны и потехи.

    Мешок твоих снов прохудился, принцесса теней,
    Но время его подлатает и стянет потуже,
    И в этом мешке сохранит до конца своих дней
    И то, что осталось, и то, что проникло снаружи...

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Пьяную


    Хоронят какую-то грустную в платьице белом,
    Хоронит какой-то веселый, похожий на брата,
    Процессия принцев и нищих шагает за телом,
    И в звоне бокалов - печальное эхо набата.
    Покойница, в общем, мила, но ведет себя странно:
    То смирно лежит, то пытается снять покрывало,
    То бьется, как рыба в сетях, голосит покаянно,
    А то улыбнется светло, как ни в чем не бывало.

    Припев
    Пьяную - отпустила на волю зима.
    Пьяную - обворуй, пока просит сама.
    А в дороге все ухабы застилает белый наст...
    Труден шаг из девок в бабы, и руки никто не даст.

    Хоронят какую-то грустную в платьице белом,
    Хоронит какой-то веселый, похожий на брата,
    И взгляду запомнятся стены, покрытые мелом,
    И сердцу запомнится дата, проклятая дата.
    Вся белая в простынях спальня, как зимнее поле,
    И бедная, верная, глупая в проруби тонет,
    И что-то замерзло внутри и не чувствует боли,
    И больно не там, где поранит, а там, где не тронет...

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Весна


    Во дворе весна бывает -
    И Алены оживают,
    И старик в окне зевает,
    Люди думают: "Кричит!"
    Милый гладит понемножку,
    Милый смотрит, как на кошку,
    Скажет: "Любишь понарошку!"
    А Алена промолчит:

    Припев
    Я люблю тебя не очень,
    Просто выплакала очи,
    Просто стали дни короче,
    Ну а ночи - все длинней;
    Не люблю, а так, играю,
    По кусочкам собираю,
    А собрала - помираю,
    А помру - скажи: "Черт с ней!"

    И старушки на скамейке
    Подсчитали до копейки
    Весь убыток канарейки,
    Увлеченной петухом.
    А петух любви не видит:
    То погладит, то обидит,
    То покажет ей на выход,
    То зовет обратно в дом.

    А Алена смотрит хмуро,
    Взглядом горьким, как микстура,
    И ведет себя, как дура:
    Закружилась голова;
    Не поет и не смеется,
    Как же петь, коль не поется?!
    И сказать не удается
    Эти самые слова:

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Кошка по кличке Зола


    Эта кошка по кличке Зола
    В прошлой жизни собакой была,
    И любила свой дом тем сильней,
    Чем суровей хозяин был с ней.
    Но хозяева все дураки,
    И собака издохла с тоски,
    И проснулась на оклик: "Кис-кис!"
    И пошла на карниз.

    И надежды обманчивый луч
    Засверкал среди мусорных куч,
    И осколком пустого стекла
    Звал он кошку по кличке Зола
    С глаз долой, за кулисы кустов,
    Где глаза потаенных котов,
    Как глазки в автоматах метро,
    Напрягают нутро.

    Эта кошка по кличке Зола
    На карнизе себя не нашла,
    И мечтает сорваться, как лист,
    В новой жизни проснуться на свист;
    Стать собакой мечтает она,
    Чтобы мир от окна до окна
    Измерялся бы наверняка
    По длине поводка.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Время девочку рисует

    Посвящается К.Н.

    Время девочку рисует акварелью на бумаге,
    Наверху - трусливый бантик. Осторожно, не спугни!
    За нее дурак генетик ненаучно скрестит шпаги,
    И зачахнет бедный мальчик в окружении родни.
    А девчонка недовольна, все капризничает, плачет,
    Говорит: "Хочу иначе, да сама не знаю, как..."
    Время злится, но кивает: "Что ж, иначе, так иначе" -
    И уводит в мастерскую под названием "Тик-так".

    Время девушку слепило из податливого воска
    Для заветных заклинаний, для ночного колдовства,
    И засмотрится бродяга, и с колес летит повозка,
    И толпа шуршит глазами, не жива и не мертва;
    А девчонка недовольна, все капризничает, плачет,
    Говорит: "Хочу иначе, да сама не знаю, как..."
    Время злится, но кивает: "Что ж, иначе, так иначе"-
    И уводит в мастерскую под названием "Тик-так".

    Время женщину рисует черной тушью да помадой,
    А глаза куда-то прячет, как копейки в узелок;
    Время спросит: "Ты довольна?", и она ответит: "Рада!",
    Только зеркало повесит в самый темный уголок.
    А потом попросит Время, чтобы все обратно смыло:
    И морщины с бедной кожи, и тревогу из груди...
    Время вывело под дождик, и вернуло все, как было,
    Только бантик, жаль, спугнули. А теперь поди найди.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Не бери меня, лукавый


    Не бери меня, лукавый,
    Или мало тебе баб?
    Коли хочешь долгой славы -
    Не бери того, кто слаб.
    Слабый чей-то от рожденья.
    Скажешь слово - будет твой,
    Загорится, как поленья
    От улыбки огневой.

    Обойди меня сторонкой,
    Губ воронкой, глаз воронкой,
    Кожей тонкой, песней звонкой
    Да походкой удалой;
    Обойди меня, красивый,
    Чернобровый, черногривый,
    Пес приблудный, конь ретивый -
    Вон из сердца, с глаз долой!

    Заперлась перед иконой -
    Горевать да каяться,
    А с иконы закопченной
    Он, проклятый, скалится,
    А в полях хохочут травы,
    Маки маются в бреду...
    Забери меня, лукавый!
    Не возьмешь - сама приду...

    Обернусь твоею хатой,
    Стону кошкою брюхатой,
    Только в том и виноватой,
    Что весной полны зрачки.
    А, побыв немного кошкой,
    Обернусь слепой дорожкой
    От закрытого окошка -
    До обрыва у реки...

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Кино


    Ваня ходит в кино на рассвете, когда снегири
    Незаметны на фоне зари;
    Он дает десять центов, копеек, а может быть, талеров -
    Словом, монет,
    За бумажный билет;
    И идет занимать свое место
    На кусочке насеста
    Рядом с дамой из треста,
    Счастливой на вид,
    Как невеста...

    А в кино все давно решено,
    Зло окажется побеждено,
    А добро будет награждено,
    И кудрявый герой, расстреляв сто четыре обоймы,
    Обнимет подругу в объятии строгом,
    И ножницы цензора скроют от нас их французский роман.

    Ваня ходит в кино на закате, когда фонари
    Часовыми стоят у двери;
    Он дает десять шиллингов, пенсов, а может быть, пфеннигов -
    Словом, монет,
    За бумажный билет;
    И идет занимать свое место
    Рядом с бабкой из теста,
    Торговкой из Бреста,
    Что прячется здесь от ареста...

    А в кино все давно решено,
    Зло окажется побеждено,
    А добро будет награждено,
    И счастливая мать, выдав замуж четырнадцать дочек,
    Найдет для себя, наконец-таки, мужа;
    И ножницы цензора скроют от нас их французский роман.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Системная колыбельная


    Не ходи на сешн, Иванушка,
    Кто тебя там встретит, болезного?
    Разве что нарвана, нирванушка
    Вытечет из таза железного;
    Разве что чувихи олдовые
    В ласковых венках из репейника;
    Глазки их блестят, будто новые,
    Куплены с лотка коробейника.

    Старый флэт насижен тусовками,
    Стены разрисованы глюками;
    Окна среди них зарисовками,
    Форточки задраены люками.
    А снаружи вьются комарики,
    Бродят циклодольные ящеры,
    Всенощную служат фонарики,
    Крохотные, ненастоящие.

    Струны - будто сети с наживками,
    Уши подплывают, как окуни,
    За окном березки с нашивками
    Слушали, да тоже заохали.
    Но пришел рассвет, как ревнивый муж,
    Выдавил по капельке тьму с углов
    В розовый рассол для усохших душ,
    Формалин для высохших мускулов.

    Кто-то побежал поаскать на кир,
    Кто-то после джеффа лежит без сил,
    Кто-то как змея, кто-то как факир,
    Аура черна, как кремлевский "зил"...
    Аура черна года два уж как,
    Нет уже ни кайфа, ни жизни тут.
    Не ходи на сешн, Иванушка,
    Лучше уж наведайся в институт.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Ложь


    Прокатиться на эхо в хрустальных горах,
    Где тоскливое "Эх!" превращается в "Ах!",
    Неприкаянный выдох небесных вельмож,
    И, как мудрая птица, припав на крыло,
    Заманила туда, где темно и тепло,
    Перепелка лесная, притворщица Ложь.
    Тут, в ее городах - ни дождей, ни снегов,
    Ни случайных друзей, ни упрямых врагов,
    И нечаянный праздник на сон непохож,
    И в узлах сухожилий не стонут рабы,
    И из древнего форта не слышно пальбы,
    Белым флагом на древке полощется Ложь.

    Припев:
    Пьяная,
    Рьяная,
    Ясная и прекрасная Ложь.

    Тут на шпагах фехтуют фонарщик и гном,
    И чернила из раны кровавым пятном
    Кружева украшают, как черная брошь.
    Белым снегом растают в траве кружева,
    Улыбается сердце, хохочет трава,
    И над свежей могилой - вся в розовом Ложь,
    Тут свои карнавалы натруженных лиц,
    Тут на десять провинций - три сотни столиц,
    И на улицах дамы, красивые сплошь,
    А когда не красива - уж точно умна,
    И нежна, как букет молодого вина
    Из подвалов трактира под вывеской "Ложь".

    Припев

    Тут плывут флибустьеры на запад и юг,
    Капитанов своих выбирая из юнг,
    Деревянная сабля, игрушечный нож,
    Только звездная россыпь - алмазная копь,
    Как в израненном теле - застрявшая дробь,
    Бросит судно на остров по имени Ложь.
    Били Кид закурил, не слезая с седла,
    Билли выдохнул дым изо рта и ствола,
    Коли ругань посеешь - то пулю пожнешь,
    Билли скачет на запад, красив и упрям,
    И тоскуют команчи по рыжим кудрям,
    Билли скачет на запад искать свою Ложь.

    Припев

    Змеи нежных признаний шуршали в траве,
    И свивались клубками в пустой голове,
    Наряжались в лохмотья шагреневых кож,
    Этот маленький рот зацелован, как крест,
    В этом теле уже не отыщется мест,
    Где свою паутину не ставила Ложь.
    Где заснешь - там могила на все времена,
    С кем простишься - вдова, с кем проснешься - жена,
    Где нагнешься за розой - там выронишь грош,
    Тут казнят королей, ублажая толпу,
    Переплетным ножом обрезая стопу
    Пожелтевших страничек, где тоже все - Ложь.

    Припев

    Твой солдат не погиб, молодая, не плачь,
    Притупился палаш, притомился палач,
    А что сбился с дороги - так разве дойдешь,
    И, сносив до подметок четыре Луны,
    Он заявится к дому с другой стороны,
    И калиткой в заборе откроется Ложь.
    Твой ребенок не болен - он просто не спит,
    Он сухой простыней, как обложкой, накрыт,
    К докторам безучастен, и к ангелам вхож,
    Тридцать девять и девять пылающих фей,
    Взрослый мир остывает, как в чашке шалфей,
    Взрослый мир остывает - и греется Ложь.

    Припев

    Я люблю тебя, девка, за то, что верна,
    И суровые люди, прозрев от вина,
    Твоему кавалеру сказали: - "Не трожь!"
    И с невольничьих рынков тебя увели,
    Как уносят крупицу родимой земли,
    Хоть и знали, канальи, что звать тебя - Ложь.
    А подругу твою изваляли в грязи,
    И сказали: - "Иди, а не можешь, ползи!"
    И свистели с галерки, смеялись из лож.
    Дружно мазали дегтем, валяли в пуху,
    А она все кричала, как есть, на духу,
    Но никто ей не верил, а верили в Ложь,

    Потому что красивей, а значит - добрей,
    Потому что глупее - а значит, мудрей,
    Колосится словами, как спелая рожь,
    И накормит от пуза сто тысяч ушей,
    От глухих стариков до немых малышей,
    Люди скажут: - "Спасибо. Спасибо за ложь."
    И уймутся сердца, и разгладятся лбы,
    Затворятся глаза, будто ставни избы,
    Где старик со старухой, да кошка, да вошь,
    Да простая икона в далеком углу,
    Да паломник с дороги на голом полу,
    И у печки - хозяйка, и звать ее - Ложь.

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Правда


    Кровь томится в сосудах, как знамена в чехлах,
    Хочет выйти оттуда, отразиться в зеркалах,
    Капать с плах, высыхать на вертелах.
    И падут чьи-то туши, разбредаясь на куски,
    И взлетят чьи-то души, как в бокале - пузырьки,
    Дураки будут биться от тоски.
    Кровь пройдет, как дорожка, между срезанных стеблей,
    Кровь свернется, как кошка, выбрав место потеплей,
    В черный клей, хоть всю землю им залей.
    Склеит пыльные ветры с первым проблеском зари
    И заклеит конверты с похоронками внутри.
    Не умри. Проиграй, но не умри.

    Припев:
    Покажите мне Правду. Я хочу посмотреть ей в глаза... (2р.)

    И надежды прокисли, и мечты свалялись в ком,
    И династия мыслей завершилась дураком,
    Юный гром падал цинковым ведром.
    И ржавел на полатях редким скрипом половиц,
    Мелким шорохом платьев, смехом пьяненьких девиц,
    Падал ниц тихим криком южных птиц.
    Тишина наступала, как индеец на траву,
    И газету листала, как последнюю главу,
    И молву доедала, как халву.
    Тишина типа блюза для бессонной головы
    Дует в сонные блюдца потревоженной совы
    И, увы, мы расходимся, как швы.

    И берет меня оборотень в свой оборот,
    То восстанет из гроба ржавый рыцарь Дон Кихот,
    То урод воет с Гримпенских болот,
    Он растет из зеркал пучками пальцев и волос,
    Он червем на асфальте загибается в вопрос,
    Он зарос серым мехом диких коз,
    Он скульптура из праха, он как столбик межевой
    Между пропастью страха и площадкой игровой,
    Он живой. Он качает головой.
    За осиновым колом он заявится в ночи,
    Телом жарким и голым затаится на печи,
    Получи. Получи и замолчи.

    Вот торшер, как медуза, шевелит бахромой,
    И замужняя муза бродит лошадью хромой,
    Боже мой! Лучше по миру с сумой.
    Ведь из дома не видно даже самых пьяных звезд,
    И немного обидно за естественный прирост,
    Вывод прост, как дорога на погост.
    Ни звонка, ни вопроса не дождавшись от ворон,
    Ты глотаешь колеса, как монеты - телефон,
    Лишь бы сон подошел со всех сторон.
    И голодные руки суетливы, как жулье,
    Нету горше разлуки, чем совместное житье,
    Брось ее - и погибнешь без нее.

    Бред покажется бродом через реку чепухи,
    Посулит мне свободу и отпустит все грехи
    И стихи запоют, как петухи.
    Где не сорванный колос погибает без следа,
    Где не сорванный голос залегает, как руда,
    Где беда обмывает города,
    Журавли - как нашивки на небесном рукаве,
    Облака анаши прольются ливнем в голове,
    Жизни две - в молоке и в крапиве.
    Молоко - за калиткой, а снаружи - крапива
    Заторчала, как нитка из затянутого шва,
    Голова угодила в жернова.

    Припев

    Если конь не догонит - значит пуле суждено,
    Если пуля не тронет, значит моль побьет сукно.
    Все равно. Проиграешь все равно.
    Так построй свои трупы, безголовый капитан,
    И стволы, будто трубы, подравняются в орган,
    Залпы гамм все сметут, как ураган.
    И придут паровозы в серном пламени котлов,
    Безо всякой угрозы вынут тени из углов,
    Рыболов подсчитает свой улов.
    И возвысит в солдаты, и низложит в короли,
    И запутает даты в старых метриках земли,
    И в пыли похоронит корабли.

    Припев:
    Покажите мне правду, я хочу посмотреть ей в глаза
    Покажите мне правду, я хочу плюнуть правде в глаза.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Праздник


    Не лень страдать, и жить надеждой тайной,
    Не лень мечтать, и ждать тебя не лень.
    Ты - праздник, мой хороший, мой случайный,
    А праздник не бывает каждый день.

    У праздника бывает годовщина,
    И свечка вышивает тайный свет,
    И даме улыбается мужчина,
    И дама улыбается в ответ.

    Охотник мой! С тобой, я точно знаю,
    Совет один - спасайся, пока цел,
    Но белым журавлем вплетаюсь в стаю,
    Чтоб только разглядел через прицел,

    Чтоб только пожалел, когда промажешь,
    Чтоб только рассмеялся, коль собьешь.
    Уеду - в спину поезду помашешь,
    Останусь - как кольцо меня пропьешь.

    Любимый! Я, как куклу, наряжала
    Тебя - в свои недетские мечты,
    В жару Новороссийского вокзала
    И в пыль да грязь Ростовской суеты.

    И в радость первой ночи на Лимане,
    И в горе, злое горе от ума,
    Проснулась - как рука в чужом кармане,
    И куклой оказалась я сама,

    И на спине кричу теперь я "Мама!",
    И где оставишь - там сижу и жду,
    Глаза раскрыв нахально и упрямо,
    Чтоб лучше разглядеть свою беду.

    Беда моя лежит свинцовой ношей,
    Но час пробьет - и в майскую грозу
    Мой праздник, мой случайный, мой хороший,
    Наступит, как каблук на стрекозу.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Уездный город


    В уездном городе тоска, и дождик голову морочит,
    И все живут наверняка, и умирают между прочим.
    Впрочем,
    Цветет сирень,
    А значит кошки ложатся, и люди садятся в тень,
    Когда погожий день.
    И парка хмурое лицо рисует старенький художник,
    И обозренья колесо с утра вычерпывает дождик.
    Дождик не исчерпать,
    И не забыть, не проклясть, только кутаться в плед и спать,
    И молча повторять:

    Припев

    Здравствуй и прощай, незваный город из незваных гостей,
    Город, где вода течет за ворот из небесных горстей,
    Город, где все реже и реже выручает уют кабака,
    Город, где газеты несвежи, а часы отстают на века,

    Тут все в единственном числе. Один майор, и тот в отставке,
    Один дурак навеселе, один купец в посудной лавке,
    В травке -
    один ручей,
    И в легкой клетке диезов единственный соловей
    Сидит, как туз червей.
    По морю мается земля, и полосатые, как осы,
    Не ковыляют с корабля землею пьяные матросы.
    Росы лежат икрой,
    Как мелкий бисер пред вами, блестит на земле сырой
    Рассветною порой.

    Припев

    Одна невеста здесь живет, одна любовь, одна гитара,
    Одна забота круглый год - как выйти замуж за гусара.
    Сара!
    Пора домой.
    К семейной пристани вашей повернут гусар кормой,
    Не плачьте, ангел мой.
    А поднимите первый тост за вашу маму и за папу,
    Ночную падалицу звезд, как урожай, сложите в шляпу,
    Лапу пожмите псу, и притворитесь вороной, чтоб лучше понять лису,
    И не пропасть в лесу.

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Любушка


    Птицей обернусь вещею,
    В небо полечу засветло,
    Чтоб найти свою любушку,
    Любушку - любовь верную.
    Только нет ее в облаке.
    Вылилась дождем в озеро.
    Там она на дне прячется,
    Камнем упаду - встретимся.

    Рыбой обернусь тихою,
    Всю траву на дне вытопчу,
    Чтоб найти свою любушку,
    Любушку - любовь верную.
    Только нет ее в озере,
    Вытекла ручьем в лес густой,
    Там она в ветвях прячется,
    Брошусь на песок - встретимся.

    Волком обернусь раненным,
    Брюхом проползу по лесу,
    Чтоб найти свою любушку,
    Любушку - любовь верную.
    Только нет ее. Нет в лесу,
    Корнем проросла вглубь земли,
    Под густой травой прячется
    Как же с нею мне встретиться?..

    Обернусь червем аспидным,
    В землю заползу затемно.
    Вот она, моя любушка,
    Любушка - любовь верная.
    Вот и довелось встретиться,
    Да не довелось свидеться,
    Сердца надкусив яблочко,
    Горьким запивай горюшком.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Баллада об Акселе фон Ферзене

    посвящается Маше

    История эта случилась не с нами,
    А с теми двумя, что весенними снами
    На божий на свет для любви рождены.
    Он, Аксель фон Ферзен, гроза сарацинам,
    Был рыцарь, чьи руки пропахли жасмином
    От частых свиданий при свете Луны.
    Она в своем замке пустыни безлюдней,
    И жизнь ее тихо меж книгой и лютней
    Текла, как родник за высокой скалой.
    Любовь началась, как бывает с любовью,
    Бессонной свечою припав к изголовью,
    Непрошеной тенью метнувшись в седло.
    И бьются копыта, и сердце им вторит,
    От замка до замка дорогу проторит
    Сначала слуга, а потом - господин.
    И вылетел голубь из узкой бойницы,
    И встретились взгляды, и вспыхнули лица,
    Два алых тюльпана сплетая в один...

    Припев
    Ах, моя девица, что с тобой деется,
    Пой, смейся, пляши, плачь, менестрель.
    Сказка не скажется, нить не завяжется
    Там, где про любовь пела свирель.

    Любовь пролилась, как вино из стакана,
    В далекие замки, в далекие страны,
    И толпы гостей потянулись на свет.
    Прознав, как умна молодая девица,
    К ней всякий ученый спешил поклониться,
    За долгой беседой вкушая обед.
    А после беседы в высотах науки
    Она прибегала к любимому в руки,
    Как с гор в берега прибегает река,
    А он говорил, что любви ее мало,
    Что сердце на книги она разменяла,
    Что слишком умна, чтоб любить дурака.
    Она отвечала: - Любимый, я с вами!
    И вот уже слуги бегут за дровами
    В читальню графини, где тесно от книг,
    И в жаркой золе, как подбитая птица,
    Кружится на месте пустая страница,
    И в юной душе высыхает родник.

    Припев

    Но гости остались, и, лютню настроив,
    Просили любимую спеть про героев
    Любовной тропы и военной тропы.
    И нежные пальцы ложились на струны,
    И песни о нем загорались, как луны,
    На черном от зависти небе толпы.
    А после концерта, достойного Рима,
    Бежала к нему, и ложилась, как рифма
    В его незаконченный ночью сонет.
    А он говорил, что любовь променяла
    На славу, а слава, как тесто, сбежала,
    И там, где успех, для любви места нет.
    Она отвечала: - Любимый, я с вами!
    И лютню разбила своими руками,
    А струны в уздечку вплела жеребцу.
    С тех пор на скаку эти струны звенели,
    И песню любимой так жалобно пели,
    Что конь оступался на ровном плацу.

    Припев

    Но гости остались, как сытые трутни,
    И, видя невесту без книги и лютни,
    Они воспевали ее красоту.
    "Девица нежна, как старинные вина,
    Девица желанна, как смерть сарацина..."
    И плакал художник, припавши к холсту.
    А после застолий она, как и прежде,
    К нему возвращалась, как разум - к невежде,
    Как в темный сундук проливается свет.
    А он говорил: - Красотой не владеют,
    И что ж за любовь, коль с тобой ее делят
    Бездарный художник и нищий поэт?
    Она отвечала: - Любимый, я с вами!
    И, плача от боли, прижалась губами
    К мечу, что видал и турнир, и поход.
    Клинок обняла, как любимого графа,
    И долго ласкала без боли и страха,
    Соленую кровь принимая, как мед.

    Припев

    История эта случилась не с нами,
    А с теми двумя, что весенними снами
    Пришли налегке и уйдут налегке.
    Оставив золу от сгоревшего слова,
    Поющие струны в узде вороного,
    И девичью кровь на толедском клинке.
    История эта не знает финала,
    А может и знала, да мне не сказала
    Портовая шлюха по имени Клер.
    Хорошая девка, да жалко - со шрамом,
    Зато на гитаре играет исправно,
    Хоть держит, как лютню, на старый манер.

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Былина


    Старший брат на охоте чистый кречет
    Стрелы остры, ведь жалить - не жалеть,
    День и ночь сыграли с братом в чет и нечет,
    И лес закрылся, как клеть.

    Странный лес, и тропинки, будто змеи,
    Из - под ног уползают в крапиву,
    И молчат сверчки, и звери не умеют
    Сказать хоть звук наяву.

    Только на поляне в утреннем тумане
    Карие глаза, на глазах роса,
    Девица пригожая стоит
    Ноги ее босы, вся одежда - косы,
    На груди монисто, звонко да лучисто
    А в глазах метелица пуржит.

    - Уходи ты со мною, моя лада,
    Будем жить, ты да я, да младший брат,
    А она в ответ: - Ах, друже, я бы рада,
    Но нет пути мне назад.

    Не меня побеждать тебе, а Змея.
    Лютый Змей мою душу стережет.
    Приходи сюда, дружок, когда стемнеет,
    И бейся с ним, мил дружок.

    И ушла, не примяв ногами травы.
    Солнце псом завиляло вслед за ней,
    И взошла Луна, и следом из дубравы
    Выходит сам лютый Змей.

    Мех стоит копною, глазки плачут гноем,
    От хвоста до выи кольца золотые,
    Змей, меняю девку на стрелу.
    Но стрела застряла, не ужалив жала,
    И кольцом из злата обручивши брата,
    Смерть ушла вдовой в сырую мглу.

    Младший брат на двоих готовил даром,
    И, накрыв котелок остывших щей,
    Он пошел туда, где лес зажег пожаром
    Закат, а может, Кащей.  

    Странный лес, и тропинки, будто змеи,
    Из - под ног уползают в крапиву,
    И молчат сверчки, и звери не умеют
    Сказать хоть звук наяву.

    Только на поляне в утреннем тумане
    Карие глаза, на глазах роса,
    Девица пригожая стоит
    Ноги ее босы, вся одежда - косы,
    На груди монисто, звонко да лучисто
    А в глазах метелица пуржит.

    Он пред ней, как цветок перед пчелою,
    От красы закружилась голова,
    А она в ответ понурила чело
    И сказала те же слова:   

    Не меня побеждать тебе, а Змея.
    Лютый Змей мою душу стережет.
    Приходи сюда, дружок, когда стемнеет,
    И бейся с ним, мил дружок.

    И ушла, не примяв ногами травы.
    Солнце псом завиляло вслед за ней,
    И взошла Луна, и следом из дубравы
    Выходит сам лютый Змей.

    Мех стоит копною, глазки плачут гноем,
    От хвоста до выи кольца золотые,
    Жало порет воздух, будто плеть.
    Ах ты смерть разлука, нет с собой ни лука,
    Ни стрелы в колчане, ни ножа в кармане,
    Как же тебя, аспид, одолеть...

    Брат бежать - только Змей его резвее,
    Брат - петлять, только Змей его умней,
    Но запрыгнул брат лукавому на шею,
    Как встарь - на диких коней.

    Сам не свой от усердия и страха,
    Он зажмурил проклятому глаза,
    И не понял Змей, что сам себе он плаха,
    Как узел свой завязал...

    Отзовись, поскорей, моя голубка,
    Вот твой Змей, был хозяин, стал навоз,
    Но пустым глотком из свадебного кубка
    Прошел по коже мороз.

    В небо с мертвой хари смотрят глазки кари
    Ветер злые космы заплетает в косы,
    Кожа побелела молоком.
    Чешуя искристым порванным монистом
    Разлеглась на коже, что же это, Боже,
    Боже, ведь с тобою я знаком!

    Что ж, давай, поцелуй свою зазнобу,
    Аль не слышишь, свистит на горке рак,
    Аль гнетет тебя любовь твоя до гроба,
    Аль брата вспомнил, дурак?

    Он пошел, озираясь воровато,
    Будто чье - то присвоил, как свое,
    И пришел домой, стакан налил за брата,
    А выпил все ж за нее...

    Только на поляне в утреннем тумане
    Чиркнул воробей спичкой меж ветвей,
    И сверчок заладил свою трель.
    Зажужжалось осам, заяц шмыгнул носом,
    И ночные совы отперли засовы
    Леса, ключ к которому - свирель.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Блэк Джек


    Она хотела прийти в осень.
    Я ждал ее без пяти восемь,
    Но
    Один я пошел в кино,
    Один выпивал вино
    В казино.
    А на зеленом сукне - лето,
    Там моя песенка не спета,
    Там я ставлю на кон всю ложь,
    Вид из окон на дождь,
    Летний дождь...

    Припев
    Блэк Джек... Лет перебор,
    Блэк Джек... Сдал тебе вор - крупье
    И слишком мало Ей...
    Судьбу за фокус не посадишь в клетку,
    Сорви рукав - и тихо плачь в жилетку,
    На картах, выпавших, как снег...
    Блэк Джек.

    Ей просто не по пути в осень.
    Я ждал ее без пяти восемь
    Дней
    Я молча мечтал о ней,
    Ведь нет никого ...
    И родней.
    А на зеленом сукне - лето,
    И вновь поверилось мне в это.
    Вот я ставлю на кон свой дом,
    Выйду я вон пешком
    С рюкзаком.

    Припев

    Теперь уж ей не дойти вовсе.
    Я ждал ее без пяти восемь
    Лет...
    Но счастья простыл и след,
    Стал королем валет,
    Мой валет...
    А на зеленом сукне - лето,
    Души, сгоревшей в весне слепок.
    Хоть все карты набрать подряд -
    Не отыграть назад
    Вешний сад.

    Припев

    Когда надежда не приносит счастья,
    Пошли ее на все четыре масти -
    И позабудь о ней навек.
    Блэк Джек.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Твист белого медведя


    Гуляет вечер под каштанами
    Тайнами, тайнами,
    Танцует вечер под березами
    Грезами, грезами,
    И снова выскочил из дому ты
    В омуты, в омуты,
    Такие ласковые омуты
    Вешнего ручья.

    Во двор выходит, будто панночка
    Ксаночка, Ксаночка,
    А рядом с нею, как цыганочка -
    Анечка, Анечка.
    А мы - навстречу им с гитарою,
    Старою, старою,
    Идем, позвякивая тарою,
    Верные друзья...

    Припев
    И днем, и ночью
    Мы заодно. Чью
    Сегодня тайну разгадаем мы на треть?
    И лица в танце
    Горят румянцем,
    И только я остался белым, как медведь.
    А почему? Да потому,
    Что кто-то должен петь.

    Из окон мамины глаза видны,
    Завидны, завидны,
    Ах как охота наказать им нас
    Затемно, Затемно,
    Их туфли-лодочки вечерние
    Верные, верные,
    Давно уплыли по течению
    Вешнего ручья.

    Но, независима, как вербочка,
    Верочка, Верочка,
    И непослушна, будто облачко
    Олечка, Олечка,
    А мы - навстречу им с гитарою,
    Старою, старою,
    Идем, позвякивая тарою,
    Верные друзья...

    Припев

    И пусть теперь мы стали взрослыми,
    Грозными, рослыми.
    Пусть наши годы сохнут веслами,
    Веснами, веснами,
    Но снова выскочил из дому ты
    В омуты, в омуты,
    Такие ласковые омуты
    Вешнего ручья.

    А там сияет, будто солнышко
    Сонечка, Сонечка,
    А рядом мягкая, как варежка,
    Варечка, Варечка,
    А мы - навстречу им с гитарою,
    Старою, старою,
    Идем, позвякивая тарою,
    Верные друзья...

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Титаник Танго


    Танго не танцуют больше
    Вежливые пани в Польше,
    В Питерском хмельном дебоше
    Танго не кружит девиц.
    Ни в Париже на Монмартре,
    Ни под Рождество, ни в марте.
    Тихо без него на карте
    В родинках чужих столиц.

    Припев:
    Там, где
    Тает в бокале лед,
    Там, где
    Деньги не любят счет
    Танго
    Чайки танцуют,
    Танго
    Волны рисуют,
    Танго,
    Танго
    Наступит твой черед.

    Смертью торговали бойко,
    Очередь ждала у стойки,
    Кто-то заплатил за койку,
    Кто-то - за каюту-люкс...
    Танго пронесли в улыбке,
    В теле драгоценной скрипки
    Вздохом под вуалью зыбкой,
    В радуге хрустальных люстр

    Припев

    Горькое, как дым Житана,
    Зная наперед все тайны,
    Тихо зазвучало танго
    В гомоне господ и дам...
    Танго и потом звучало,
    В трюмы доносясь из зала,
    В час, когда хрусталь бокала
    Встретился с кусочком льда.

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Речка


    Над Москвою над рекой, над рекой, над рекой,
    Бродит парень день деньской, день деньской, день деньской,
    Ловит рыбку золотую в мутной воде,
    Только где ж найти такую - нету нигде.

    Припев

    Ой, ты речка, речка, речка,
    Пожалей мое сердечко,
    Сколько сетью не лови -
    Не поймать в нее любви.

    Над Уралом над рекой, над рекой, над рекой,
    Бродит парень день деньской, день деньской, день деньской,
    Ловит рыбку золотую в мутной воде,
    Только где ж найти такую - нету нигде.

    Припев

    По-над Волгой над рекой, над рекой, над рекой,
    Бродит парень день деньской, день деньской, день деньской,
    Ловит рыбку золотую в мутной воде,
    Только где ж найти такую - нету нигде.

    Припев

    По-над Доном над рекой, над рекой, над рекой,
    Бродит парень день деньской, день деньской, день деньской,
    Вдруг монеткой неразменной с черного дна,
    Нарядившись белой пеной, вышла она.

    Ой ты, речка, речка, речка,
    Пожалей мое сердечко.
    Счастью горько жить в горсти,
    Коль поймал - так отпусти.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Маяк

    Посвящается С. Абрамову

    Я - маяк. Я горю, где стою,
    И ни крыльев, ни ног не имею,
    А стою я в безлюдном краю
    Над прибоем, где рифы и мели,
    Но не я зажигал тот огонь,
    И вина не моя, что старинной
    Черной меткой ложится в ладонь эта ночь для тебя,
    Бригантина...

    Припев:
    Мальчик, не плачь,
    Марта с тобой.
    Только с тобой,
    Вечно с тобой.

    Вот и он, кто построил меня,
    Не старик, не мужчина, не мальчик,
    Пьяный бог, заклинатель огня,
    Мой смотритель, безумный фонарщик,
    Это он над пустой скорлупой
    Кораблей до утра пляшет джигу,
    Это он, на чернила скупой, пишет кровью чужой
    В свою книгу:

    Припев

    Эта ночь началась не вчера,
    Эта ночь завершится не завтра,
    И свеча не должна догорать
    В ожидании маленькой Марты.
    И летят на огонь мотыльки,
    И под крики ночного прибоя
    Мой хозяин, тоске вопреки, хочет слышать и слышит
    Другое...

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Болеро

    Посвящается А.В.

    Мой добрый Рим, забудь уют.
    Грядет грозы большая стирка.
    Я говорю тебе: "Салют!"
    Сегодня я - директор цирка.
    В ресницах тел, манежа глаз
    Глядит на небо, не мигая.
    А с неба Марс плюет на нас
    И попадает.
    Попадает.

    Подставьте кубки - будет кровь.
    Был час фанфар и час молитвы.
    Твой ход, мой цезарь. Выгни бровь
    К началу битвы

    Воинов, которые жалуют жало
    И воинов, которые жадны до жалости,
    Воинов, которые смотрят устало
    И воинов, которые больше усталости.
    Воинов, которых купили за голод
    И воинов, которых спасали от голода,
    Воинов, которые сдали свой город
    И воинов, которых носили из города

    Смех или смерть - ваш удел, гладиаторы,
    Семенем сеяны, нелюди, атомы.
    Добрый мой Рим, становлюсь на колени я:
    Дай им прощение за угощение,
    Дай...

    Мой добрый Рим, забудь уют.
    Грядет грозы большая стирка.
    Я говорю тебе: "Салют!"
    Сегодня я - директор цирка.
    И вот - финал! Зову грозу
    И двух бойцов страшнее прочих.
    По ним Венера льет слезу
    И ставит прочерк.
    Ставит прочерк.

    Ты их знавал, мой добрый Рим,
    Еще детьми в лесной купели.
    Она и Он губами рифм
    Друг друга пели.

    Двое рабов на галере без весел
    И паруса, тонущей в прозе и просини
    С рифами лжи, где над трупами весен
    Дерутся голодные гарпии осеней;
    Двое детей, раскачавших качели
    От сажи земной до заоблачной копоти,
    Двое врагов, что сомкнулись, как челюсти
    Зверя, жующего собственный коготь, и

    Нету пощады от рук, обнимавших так
    Робко и нежно, так много отдавших, но
    Добрый мой Рим, становлюсь на колени я:
    Дай им прощения. Дай им прощения.
    Дай.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Полевой роман-с


    Мой милый Жан, сегодня я с тобой.
    И наше время до утра, гусарик.
    Ночь с маркитанткой - это тоже бой,
    Хоть не на поле он, а в будуаре.
    Я знаю - нежен ты. Но я нежней.
    Нежней объятия мои и речи.
    Ты будешь мой, ты не вернешься к ней.
    До новой встречи, до скорой встречи.

    Мой милый Ганс, сегодня я с тобой.
    И наше время - до утра, матросик.
    Ночь с проституткой - это тоже бой,
    Хоть не на море он, а не матрасе.
    Я знаю, ты силен. Но я сильней.
    Подруга рысь порвет когтями плечи.
    Ты будешь мой, ты не вернешься к ней.
    До новой встречи. До скорой встречи.

    Мой друг Иван, сегодня я с тобой.
    И наше время - до утра. солдатик.
    Ночь с медсестрою - это тоже бой,
    Хоть не на поле он, а в медсанбате.
    Ты будешь верен той, но я родней,
    В платочке синем. как осенний вечер.
    Ты будешь мой, ты не вернешься к ней.
    До новой встречи, до скорой встречи...

    К тебе, мой Жан, я возвращусь клинком.
    Холодной сталью поцелую в губы.
    К тебе, мой Ганс, я возвращусь глотком.
    Который вдохом обернется в глуби.
    А для тебя, Иван, в последний час
    Платочек синий изорву картечью.
    Прощайте, дети, я любила вас.
    До новой встречи. До скорой встречи.
    Я - ваша Смерть, и я любила вас.
    До новой встречи. До скорой встречи.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Романс Дракулы

    Посвящается А.В.

    Эпиграф
    По поверьям, вампир не может зайти в дом без приглашения.

    Пригласи меня в дом, и наполни бокал «Ахашени»,
    Пригласи меня в дом, я и радость твоя, и беда.
    Ведь такие, как я не являются без приглашений,
    Но уж если пришли, не уходят потом никогда.

    Никогда и всегда... Два словечка, забрызганных вами,
    Все в слезах и соплях, все в чернилах затасканных рифм...
    Но откуда вам знать, как в ночи они бродят волками,
    Как съедают свой Рим, и как снова рожают свой Рим.

    Как у них на руках умирают чужие любови,
    Как уходит герой, пережив на полвека триумф,
    И как тысячи свеч переходят к ногам с изголовий,
    Не успев осветить ни улыбку, ни сердце, ни ум.

    Как усталый Сизиф безнадежно влюблен в свою глыбу,
    Как седой Прометей в одиночестве кличет орла,
    И как ждут от богов то, что сами исполнить могли бы,
    Если б были смелей и пореже сбегали в дела.

    Я принес тебе власть, облеченную в два этих слова:
    Никогда не щадить, и всегда уходить без улик,
    Никогда не любить, но любимой быть снова и снова,
    Никогда не стареть, но всегда ненавидеть свой лик.

    Я прождал столько лет. Что я видел и чувствовал, кроме
    Чьей-то боли чужой в белоснежных руках палача?
    Пригласи меня в дом. Мой пароль: "Мы с тобой одной крови"
    Знает отзыв один - звон цепочки и скрежет ключа.

    Пригласи меня в дом. В непривычном обличье мужчины
    Я немодный свой плащ отряхну от песка пирамид.
    Пригласи меня в дом. Я принес тебе кол из осины.
    Он завернут в пергамент, остер и не страшен на вид.

    Пригласи меня в дом и умри, если хочешь быть вместе.
    Пригласи меня в дом и убей, если хочешь быть врозь.
    В свете полной Луны. пока дремлет петух на насесте,
    Пригласи меня в дом. Накорми, поиграйся и брось.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Можно хоть немного…


    Можно хоть немного я побуду счастлив
    Вашим легким счастьем, взятым напрокат.
    Стану я дорогой. Ну, хотя бы частью,
    Той, что от колодца ходит на закат.

    Стану партитурой, домом глупых терций,
    Пансионом септим, крепостью октав,
    Стану пулей-дурой, промахнусь по сердцу
    И зароюсь в сено, вдоволь полетав.

    Стану сигаретой, утреннею, сладкой,
    Стану рюмкой водки с долгого пути,
    Стану я монетой за худой подкладкой,
    Чтоб тебе за счастье было чем платить.

    Стану я иголкой, вдену нить удачи,
    Исколю вам пальцы, но заставлю шить
    Белым – по былому, и никак иначе,
    Трактом по деревне, тропкой по глуши.

    Жаль, не стать мне Богом – сотворил бы чудо,
    Жаль, что стать собою думать не моги…
    Можно, хоть немного вами я побуду,
    Выплачу все слезы, выплачу долги.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    День

    Посвящается А.В.

    За этот день я заплачу потом,
    Заплачу потом на лесоповале
    Грядущих лет, что вырастут на том,
    Что нашим днем сегодня мы назвали.
    За этот день я заплачу потом.

    Ах, этот день - как бухта после бурь.
    Спит мой корабль, раздетый и разутый,
    И моряки пьют ром и курят дурь,
    И грузят в трюм бесценные минуты.

    В других портах они на вес веков,
    За них друг друга режут человеки,
    А здесь их день, их сорок сороков,
    И в каждой ты - любимая навеки.
    В других портах они на вес веков.

    Но этот день сплетен из наших тел
    В беседку душ, где плачут два ребенка.
    И ангел пал, до нас не долетел,
    И обросла воронами воронка.

    За этот день я заплачу потом
    Дождем бессониц, градом обреченным,
    И кровью дев. повинных только в том,
    Что пожалеть пытаются дракона.
    За этот день я заплачу потом.

    Но в этот день две пешки на доске
    Прошли в ферзи и встали от испуга,
    А игроки заплакали в тоске,
    С небес под землю глядя друг на друга.

    За этот день я заплачу потом
    И все, что есть, отдам за все, что было,
    Чтоб сделать ход, победный ход кротом,
    Подземный ход - отсюда до могилы.
    За этот день я заплачу потом.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Штиль (3я пиратская)

    Посвящается А.В.

    Штиль. Паутина снастей не поймала ни ветра, ни юнги, ни мухи…
    Штиль. Паруса – как мешки под глазами у кока, как саван старухи…
    Штиль… Оплывая в поту, мы похожи на свечи по собственным душам…
    Штиль… Чем на этой картине в прихожей у Бога – так лучше в аду жить.

    Штиль. Впереди островок истекает ручьями, как полная фляга.
    Штиль. Мы везем ему флаг потому что негоже быть суше без флага.
    Штиль. И везет ему флаг, на котором – три лилии, бриг из Тортуги.
    Штиль. И испанский фрегат с той же целью, заметьте, маячит на юге.

    Припев:
    Ах, милая моя Мария,
    Дай вспомнить, где наш дом –
    И встану у твоей двери я
    Аве Мария.

    Штиль. Затаило дыхание небо над нами и небо под нами.
    Штиль. Мы висим в середине хрустального шара, которому дна нет.
    Штиль. Остановлена партия. Пальмы в испуге таращат кокосы.
    Штиль. И с фрегата испанец поет нам о девушке из Сарагосы.

    Припев

    Штиль. Это завтра вздохнут небеса и вернут нам игрушки.
    Штиль. Это завтра взойдут паруса и ощерятся пушки.
    Штиль. Это завтра на острове места не хватит могилам.
    Штиль. Нелохая погода для песенки милой о милой.

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Призрак романса

    Посвящается А.В.

    Спасибо, что зашла в мой старый дом,
    Не стала раскрывать его секреты,
    За то, что, наводя порядок в нем,
    Не тронула ни вещи, ни портреты,
    Спасибо, что без страха ты прошла
    Под сводами заброшенного зала
    Сквозь звуки, что родились на балах,
    Но все никак не стихнут после бала…

    Припев:
    Карусель, карусель закружила метель
    Закружила детей по двору,
    Ты стоишь у окна, ни вдова, ни жена,
    И тебя обнимает мой дом.
    В нем меня не найти, в нем тебя не найти,
    Только эхо вальсирует здесь,
    Но тебе нужен дом, и нужна ему ты,
    Вот и весь приговор. Вот и весь.

    Спасибо, что, не кликнув поварих,
    Без тени лицедейства и лукавства
    Ты накрываешь ужин для двоих,
    Хоть знаешь, что один не тронет яства,
    Спасибо, что добра твоя рука,
    За то, что как волшебная плацента,
    Ты призраку кота дашь молока,
    А призраку хозяина – Абсента…

    Припев

    Спасибо, что каминная труба
    Опять дымит, как боцманская трубка,
    Что плесень возвратилась в погреба
    Со старых книг, с оружия и с кубка,
    Люблю тебя, дочь снега и весны
    За то, что не сдаешься, даже плача.
    Мы встретимся. Я видел твои сны.
    Мы встретимся. Не может быть иначе.

    Припев.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Лед


    Бездорожье – мой крест, ни тропинки окрест,
    Нет из проклятых мест пути,
    Лишь река подо льдом волны катит с трудом,
    Речка знает, как дом найти.

    Припев:
    Подо мной вода, под водой – земля,
    Я пришел сюда не забавы для,
    Я иду вперед и твержу одно:
    Удержи меня, лед, не пусти на дно.

    Лед в ответ мне трещит: «Брось кольчугу и щит,
    Их не стоит тащить домой.
    Выбрось оба меча, да котомку с плеча,
    Да из сердца печаль долой»

    Припев

    А по льду, будто куст – черной трещины хруст:
    «Что ж ты врал мне, что пуст, солдат?
    А три пуда стыда да любви три пуда –
    Их мы денем куда со льда?»

    Припев:
    Подо мной вода, под водой – земля,
    Я пришел сюда не забавы для,
    Кончен мой поход, я скажу одно:
    Отпусти меня, лед, не пусти на дно.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Русалка


    Девчонкою пела в храме,
    Подставив плечо под луч,
    И нравился голос маме,
    И был он и впрямь певуч,
    И мальчик белей крахмала
    Молитвой тянулся к ней,
    А ей все казалось мало,
    Хотелось ей петь сильней.
    Потом, на постели плача,
    Дыханью мужскому в такт,
    Запела она иначе,
    Но снова не так. Не так.
    Студент на смешной дуэли
    Махал несмешным мечом
    За губы, что песню пели,
    Да жаль, не понять, о чем.
    Она не сдалась, надеясь,
    Что время найдет ответ,
    Что песню поймет младенец,
    Сбежав из-под сердца в свет,
    И пела она едва ли
    Не лучше всех мам земли,
    Но там, в колыбели, спали
    И молча себе росли.

    Припев:
    Голос, как тебя звать Бог весть,
    Голос, что ты такое есть,
    Если отдать не жаль мир остальной,
    Только ужаль, ужаль вечной весной
    Сердце людское

    От ведьмы разило потом,
    И прелой степной травой.
    Она прошипела: «Вот он
    Секрет недешевый твой.
    Последней копейкой горя
    Плати, чтобы складно петь,
    А голос найдешь ты в море,
    На лунной ночной тропе».
    Она попрощалась с сыном
    И, камнем взвалив вину,
    Шагнула к своим пучинам
    И молча пошла ко дну,
    И тиной заплелся волос,
    И стужей сковало грудь,
    И выдохом вышел голос,
    Не смея воды вдохнуть.
    И, якорем сбросив душу
    На дно, чтоб не помнить впредь,
    Для тех, кто умеет слушать,
    Русалка сумеет спеть
    Про девочку в платье белом,
    Про девушку и Луну,
    Про женщину с колыбелью,
    Про то, как взлететь ко дну.

    Припев 3 раза.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Па

    Посвящается А.В.

    Вот Она, как в арбалете клавесинная струна,
    Вся из кратких междометий, вся из лунного сукна.
    Рядом - Он, из тех глаголов, что срываются на крик,
    Прячет голод под язык.

    Закружиться в переулке парой завтрашних газет,
    Затянуть шнуром прогулки одиночества кисет,
    Навести лорнеты окон на пустой партер двора.
    Одинок он. Что ж. Пора.

    Маэстро,
    Па партнера
    Па партнерши
    Пара будто пальцы в партитуре вдохновенна и слепа...
    В колодцы пауз падай
    Понемножку, Понарошку
    Пара в трюме Ноя паранойя на ковчеге где толпа
    Не станет пачкать Палуб...

    Эти стены постарели, их ничем не удивишь.
    Жжет их память о расстреле и горчичники афиш.
    Что им пляска двух мустангов друг у друга под седлом?
    Только танго слышит дом.

    В этом танце вознесений старых лестниц винтовых
    Есть и клавиши ступеней, и пролет на пять восьмых,
    А на выдохе из шахты - черно-белое кино
    Старых шахмат. Где же дно?

    И будет
    Пат партнеру
    Пат партнерше
    Партия вкопавшаяся в паузу по плешь епископа...
    В тебя попали - падай
    Понемножку, Понарошку
    Парии на паперти в припадке будут биться невпопад
    По двум упавшим
    В память...

    Па...

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Мальчик


    Он не дон из Ламанчи,
    Он не вождь у команчей,
    Просто маленький мальчик
    он.
    Он живет в своем доме,
    Он нигде не был, кроме
    Книг, что ждут на пароме
    В сон.

    А там во сне он слышит фанфары,
    Свист стрел, рев Ниагары,
    Там не тронут пожары
    Рим, ах, Рим,
    А там во сне его, как героя,
    Ждет спасенная Троя,
    В том сне нас было двое
    С ним.

    Не плей-бой и не мачо,
    Не боксер после матча,
    Просто выросший мальчик
    Он.
    Он краснеет от флирта,
    Он бледнеет от спирта,
    А потом то кефир, то
    Сон.

    А там во сне - страсть, рев леопарда,
    Ах, эх, и Клеопатра,
    Шепчет, как он "неатра-
    зим"
    А там во сне его как героя
    Ждет спасенная Троя.
    В том сне нас было двое
    с ним.

    Он не царь и не маршал,
    Не долгов изымальщик,
    Просто старенький мальчик
    Он
    Жаль не выскочил в князи,
    Но не прятал огня зи-
    мой, а прятал от грязи
    сон.

    Ведь там во сне - вся кровь понарошку,
    Дегтя нет и на ложку,
    Стер судьбу на ладошке
    Грим, ах, грим...
    Ведь там во сне есть бог, и у бога
    Есть в запасе дорога.
    В тех снах нас было много
    с ним.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Письмо с фронта

    Посвящается Борису Кишко

    Настя, милая Настя!
    Приподнимаю кивер.
    Счастье, ты мое счастье,
    Редкая птица киви.
    Дождь да слякоть в засадах,
    Бьются деревни в набате,
    Солнце лишь на парадах,
    Да у вас на Арбате.
    Крысы наши штабные
    Снова уехали в Ставку,
    И проиграл штаны я -
    Cделав на бубну ставку,
    Пасечник поп кадилом
    Парит уланский улей,
    Чтобы хватило сил нам
    Не подавиться пулей.

    Но победит французов
    Свет наших отчих окон,
    Родина, царь, Кутузов,
    Твой белокурый локон.

    Настя, милая Настя!
    Приподнимаю каску.
    Счастье, ты мое счастье,
    Редкая птица Сказка.
    Дождь из облака яда
    Скалится рвом щербатым,
    Солнце лишь на парадах,
    Да у вас над Арбатом.
    Крысы наши штабные
    Снова уехали в Ставку,
    Пули бродят шальные,
    Будто хотят в отставку,
    Дьякон крест-накрест сеет
    Веру – щепотью в лица,
    Чтобы взошла Рассея
    На огороде фрица.

    Но подмогою с тыла
    Свет наших отчих окон,
    Родина, царь, Брусилов,
    Твой белокурый локон.

    Настя, милая Настя!
    Приподниму фуражку.
    Счастье, ты мое счастье,
    Редкая птица фляжка.
    Дождь блестит на снарядах,
    Строится перед комбатом,
    Солнце лишь на парадах,
    Да у вас над Арбатом.
    Крысы наши штабные
    Снова уехали в Ставку,
    Вижу странные сны я,
    Будто кошу я травку,
    И комиссар несвежий
    Нас манифестит громко.
    Вы мол, кричит, невежи,
    Что я скажу потомкам?
    Но защитой для внуков
    Свет наших отчих окон,
    Родина, Сталин, Жуков...
    Твой белокурый локон.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Тапер

    Посвящается А.В.

    Башка к башке, как на бахче,
    Свой постный пот глуша попкорном,
    Вы ждете луч для отлученья
    Глаз от лиц, дупла – от корня.
    Тельняшку титров снимет фильм,
    Открыв царапины и шрамы.
    Он черно-бел, он нем, как мим,
    Он мимо вас пронес бы драмы,

    Когда б не я, ваш брат тапер,
    Когда б не пальцы эти,
    Они летят во весь опор,
    Они расскажут вам все о сюжете.

    Для бала – вальс, для боя – марш,
    Лисе – фокстрот, листве – романсы,
    Злодею – фальшь, халдею – фарш,
    Не перепутать бы сеансы.
    Ему – Лилит, а Ей – гранат,
    Запретный плод сочнее манго.
    Вослед им сад под листопад
    Моей рукой сыграет танго.

    Я вас люблю, ваш брат тапер,
    Вас любят пальцы эти,
    Они готовы под топор,
    Чтоб суетой не тревожить столетий…

    За кадром – тьма, рояль щербат,
    Бемоли врут, басы картавы.
    Я в стольких жизнях был распят,
    Что кровь с ладоней пьют октавы.
    Не будь же зол, мой добрый зал,
    За то, что плоским и убогим,
    Твоим богам я показал,
    Как больно быть забытым Богом…

    Но хэппи энд под муки муз
    Наденет титры скоро,
    Под них тапер сыграет блюз,
    Хоть в этих титрах и нету тапера…

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Век Иконок


    Ноль часов. Ноль монет.
    Ночи скринсейвер.
    Где тут юг? Юга нет.
    Где тут, блин, север?
    Полынья монитора зовет меня в чат,
    Где кричат,
    И ворчат,
    Где о главном молчат.

    Припев:
    Завари матэ или каркаде.
    Это все – игра. Все игра 3D.
    Ты теперь герой.
    Скрипни кобурой.
    Заряжай свой кольт.
    Это просто кончился Век Икон.
    Это Век Иконок взошел на трон.
    Вилкой без ножа
    Ест он не спеша
    Двести двадцать вольт.

    Ноль часов. Ноль монет.
    Ворон накаркал.
    И украла кларнет
    Клава у Карла.
    И теперь он, как дятел, стучит по словам,
    Шлет их вам,
    Головам,
    Неживым существам.

    Припев

    Ноль часов. Ноль монет.
    Август ли, май ли?
    Я ушел. Меня нет.
    Я теперь смайлик.
    От тоски, от беды укачусь я клубком,
    Проводком,
    Колобком,
    На закат точка ком.

    Припев (Захлебнись матэ…)

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Крыша

    Посвящается А.В.

    Ну где же раньше ты была,
    Пустая крыша над Москвою,
    С которой кажутся дела
    Такой напрасной шелухою,
    С которой видно лишь друзей,
    И над проспектами бессонниц
    Как сердце Женщины моей,
    Восходит солнце.

    Припев:
    А снизу все
    Такое нищее, ненужное, недружное такое
    Все
    Такое лишнее, позорно беспризорное такое
    Дождь, работа, войны и долги
    Прошлого конвойные шаги

    Ну где же раньше ты была,
    Пустая крыша над Москвою,
    Где не ворона, а метла
    Кружит, девчонок беспокоя,
    А щука с лебедем да рак,
    Хоть доросли до трех вокзалов,
    Все тянут площадь кое-как
    Куда попало.

    Ну где же раньше ты была,
    Пустая крыша над Москвою,
    Твои соседи - купола
    Растут из неба, вниз ботвою,
    И век за веком бьет в набат,
    Фасон по моде чудотворит.
    С плеча Тверской одет Арбат.
    Доносит дворик.

    Припев

    Ну где же раньше ты была,
    Пустая крыша над Москвою,
    Сквозь жизнь, которая прошла,
    Парнишка машет мне рукою.
    И салютуют поезда
    Его Мальчишу-Кибальчишу.
    Ну что ж, мой друг. Не опоздай
    Ко мне на крышу.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Лис

    Посвящается А.В.

    Робели. Каялись. Клялись.
    Согрелись в шалости и шали.
    При чем тут лис? Откуда лис?
    Мы никого не приглашали.
    Мы начертили желтый круг
    Вечерним циркулем торшера,
    Чтоб в этот круг бежать от рук
    Амфитеатра и партера.

    Припев:

    Я не боюсь,
    Ты слышишь, Мрак?
    Твоих котов,
    Твоих собак,
    Твоих детей с руками птиц,
    С кнутами веток.
    Но этот странный,
    неживой,
    В прищуром раны
    ножевой -
    Посланец Света или твой?
    Я жду ответа!..

    Осенне-рыжий обелиск,
    Покрытый шрамов письменами,
    Стоит, как лифт, ни вверх, ни вниз.
    Пришел он к нам? Пришел за нами?
    Он неуютен, стар и хром,
    Он пахнет логовом и бесом,
    И наш торшер горит костром
    В его глазах, поросших лесом.

    Припев

    Отнимем "с" - и станет "ли".
    Не правда ли? Нас было двое.
    Часы - и те от нас ушли,
    Хромая стрелкой часовою.
    У теремов - удел тюрьмы.
    Погас торшер. Дрожит кулиса.
    При чем тут мы? Откуда мы?
    Есть только лис. И сны у лиса.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Падение Икара


    Вечерний Арбат
    Был распахнут, как старый и грешный халатик,
    Степан - растаман
    Слушал плеером впалые груди галактик
    Японский шпион
    Прикрывался кургузым картузом киргиза
    Пират банкомат
    Принимал только карточки "Visa".
    Седой господин
    спотыкался о песню арбатского барда,
    Гражданка в мехах
    отражалась зачем-то в витрине ломбарда
    Девчонка Нинель
    торопилась в кино, где накажут урода.
    А мальчик Антон
    нес колечко за ней и стеснялся, как Фродо.

    Но верьте,
    Не верьте,
    А сверху верти-кально к смерти тело
    Летело
    И ускоренье было G,
    И соком желез Фаберже
    На этаже плескались жесты
    Женщин...
    Упал он.
    Пропал он.
    Толпа распахивала пасти пауз,
    Лакала
    Тоской забрызганный гектар.
    Где пал Икар, и под нектар
    Я подставлял своей гитары
    Тару...

    Вечерний Арбат
    Запахнулся как новый безгрешный халатик.
    Степан - растаман
    Погасил все галактики для профилактик.
    Японский шпион
    Улетел в Бухару, но сошел в Бухаресте.
    Пират банкомат
    Принимал только пики и крести.
    Седой господин
    взял у барда гитару и спел "трали вали"
    Гражданка в мехах
    станцевала под это его "трали вали"
    Девчонка Нинель
    поняла, что в кино не бывает сеансов
    А мальчик Антон
    нес колечко за ней и уже не стеснялся

    Но верьте,
    Не верьте,
    А сверху верти-кально к смерти тело
    Летело
    И ускоренье было G,
    И соком желез Фаберже
    На этаже плескались жесты
    Женщин...
    Упал он.
    Пропал он.
    Толпа распахивала пасти пауз,
    Лакала
    Тоской забрызганный гектар.
    Где пал Икар, и под нектар
    Я подставлял своей гитары
    Тару...

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Отвар


    Наварю отвар я пьяный из гуляй-травы,
    Из забудь-травы,
    Из прости-травы,
    Брошу в ковшик оловянный горькое "увы",
    Сладкое "увы",
    Вечное "увы",
    Брошу пепел сигареты и золу костра,
    Брошу детские секреты, куклы, флюгера,
    Дольку лунного лимона ночью отражу,
    А чтоб было чуть солено - волю дам ножу.

    Пей до дна, моя дорога, допьяна, чтоб стать ручной.
    Уведи меня, дорога от постылого порога,
    Ой, хой-ой-ой!

    Наварю отвар я пьяный из своих стихов,
    Ииз чужих стихов, Из ничьих стихов.
    Брошу в ковшик оловянный пригоршню грехов -
    Мальчиков грехов,
    Девочек грехов,
    Ложку каши, что оставил в детстве на столе,
    И щепотку скучных правил о добре и зле,
    Брошу жухлую солому солнечных лучей,
    А чтоб было чуть солено - слез налью ручей.

    Пей до дна, моя родная, допьяна, чтоб стать ручной,
    Чтоб не плакать даже зная, что уйдет со мной иная,
    Ой, хой-ой-ой!

    Наварю отвар я пьяный из того, чем жил,
    Из того, где жил,
    Из того, с кем жил,
    Брошу в ковшик окаянный связку бычьих жил,
    Корабельных жил
    И гитарных жил,
    Сахар звезд из давней ночки, прядь родных волос,
    Букву "р" - подарок дочки, скарба полный воз,
    Листик дуба, ветку клена, стебель лебеды,
    А чтоб было чуть солено - горсть морской воды.

    Пей до дна, мой черный ворон,  допьяна - чтоб стал ручной,
    Чтоб не взял меня измором ни над сушей, ни над морем,
    Ой, хой-ой-ой!

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Девочка-Ветер

    Посвящается А.В.

    В этой песне были шторы
    Были вазы из фарфора,
    А теперь ни штор, ни ваз.
    Где ковбои на обоях?
    Ветром вымело обоих
    Не иначе, как в Техас
    А вот здесь, на си мажоре
    Было что-то вроде моря,
    Гобелен девятый вал
    А теперь и он пропал,
    Какая жалость...

    Припев:
    А девочка ветер
    Ушла, в чем была,
    Она не в ответе
    За козни крыла.
    И дом ее - крыша,
    А флюгер - сосед.
    А мельница ей - карусель да ясли.
    У девочки-ветра
    Другие дела:
    То шляпы из фетра
    То колокола,
    Дышать парусами,
    Пасти облака,
    И дуть на угли, чтобы не погасли.

    В этой песне были горны,
    Барабаны и валторны,
    А теперь их нет, а жаль.
    А вот здесь, где тра-ля-ля-ля
    Было соло у рояля,
    Только где он, тот рояль.
    Трудно песню петь про ветер,
    Инструменты все в кювете,
    Разметало все слова,
    Лишь гитара чуть жива,
    И ту уносит...

    Припев

    А иногда она бывает Смерч.
    Такая вот минорная синкопа.
    А Смерч, меняя пол, зовется Смерть.
    А Смерчем наподобье стетоскопа
    Выслушивают землю небеса:
    Червивость ее чрев. Любовей хрипы.
    Толпы митральный шум. Моря. Леса.
    И мраморное ржание тетриппы.
    Она бывает Смерч. Конечно, зря.
    Но кто ее осудит, нашу крошку?
    Ведь Смерчем поднебесная ноздря
    Вынюхивает лунную дорожку -
    А значит - будет воля! Вуаля!
    И вырванные с мясом турникеты,
    И голая, бесстыжая земля
    На все четыре стороны рассвета!

    В песне пусто, как из пушки
    Как в избушке на опушке
    Недосмотренного сна
    Песня бредит ураганом,
    Как кобуры бредят ганом,
    Или мачтою - сосна.
    Из юдоли став юлою
    Песня следом за метлою
    Закружила по двору.
    Тут мы ставим точку ру
    И все - по новой...

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Нет печали в Порт Рояле (2я пиратская)    

    Посвящается С. Саяпину

    Мы прощались на причале
    Самым честным из прощаний
    Не в гостиной, не в трактире,
    Ни в другом паршивом мире.
    Стройной свечкой поминальной
    Ты зажглась в толпе причальной.
    Ветерок над головами
    Раздувал косынки пламя.

    Припев:
    Нет печали в Порт Рояле
    Нету горя на Босфоре,
    Только море, только море,
    Только море, море, море, море...

    Твой двадцатый день рождения
    Отмечал я в Картахене.
    Двадцать душ зажег как свечи
    Доброй порцией картечи.
    Двадцать пятый - двадцать пятым
    В Маракайбо бил набатом
    По ушедшим по-английски
    В свой последний порт приписки.

    Припев

    В твой тридцатый день рожденья
    Тридцать мачт в бисквитной пене
    Догорали после дела
    в двух шагах от Пуэрто Белло
    Тридцать пять прощальных залпов
    Я отправить приказал по
    Тем краям, где в жаркой чаще
    Спит Панама полной чашей.

    Припев

    А вернувшись в добрый Бультон
    Стариком, в костыль обутым,
    Сорок роз сложу на камень -
    Спи спокойно, Анна. Амен.
    Выйдет завтра к жарким странам
    Новорожденная "Анна".
    И махнет мне по старинке
    Странным флагом из косынки...

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Королева Моб


    Мерлин
    Был молчанием просверлен.
    Артур
    Трогал рюмкой монитор.
    И был там Маугли, клянчил ума у Глиста из Палермо,
    Юлька-Юла танцевала с Галактикой в ми-минор

    И как мать для глупых чад,
    Прилетела в этот чат
    Королева Моб, Королева Моб.
    Не подделка, не двойник,
    И не пряталась за ник
    Королева Моб, Королева Моб.

    Мерлин
    Рядом с нею вновь бессмертен.
    Артур
    Лечит камни от заноз.
    И даже Маугли - вроде кума у Глиста из Палермо.
    Юлька-Юла доросла до Галактики, полной звезд.

    И сказали ей, любя:
    Как в реале звать тебя,
    Королева Моб, Королева Моб.
    Ей бы выдумку заплесть,
    А она им - все как есть:
    Королева, мол, Королева Моб.

    Мерлин
    Ник сменил на Сивый Мерин.
    Артур
    Бросил чат, открыл YaHoo.
    Риэлтор Маугли скупит дома у Глиста из Палермо,
    Юлька-Юла в ресторане Галактики ест уху.

    Хуже всех других смертей
    Смерть от рук своих детей,
    Королева Моб, Королева Моб.
    Раз, два, три, четыре, пять -
    Я иду тебя искать
    Королева Моб, Королева Моб.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Стрекоза


    Вот уродец из цирка папаши Роже,
    Не девица еще, не ребенок уже,
    Безымянный подкидыш, нема и грустна,
    Ни читать, ни писать не годна,
    Под копною волос склонена голова,
    А на коже порой проступают слова,
    И уродливый горб под накидкой таит
    Два крыла, неказистых на вид,

    Припев:
    Но зажгутся огни, и зажгутся глаза,
    И под купол стрелой полетит стрекоза,
    А кругом муравьи точат лапки свои,
    И мурашка к мурашке бежит,
    И планеты Земля раскаленная ось
    Чудо тело её пробивает насквозь,
    И на вертеле том через боль через стон
    Закружится весь мир, закружит…

    И осядет шатер, выдыхая восторг,
    И фургон Шапито поползет на восток,
    И в углу заколдует старик лилипут,
    Чтоб дождями не залило путь.
    Но дождя не свернуть, он пойдет все равно,
    Бородатой Марго разбавляя вино,
    А девчонка с горбом на промокшей спине
    Будет грезить и видеть во сне,

    Припев.

    А потом будет ночь, и шаги сторожей,
    И чесночная рожа папаши Роже
    Над покорной девчонкой взойдет, как Луна,
    Но не плачет, не плачет она.
    Вот такая вот жизнь, вот такая судьба,
    Прятать крылья, как скрипку, в футляре горба,
    И под свист дураков, и под хохот невеж
    Как на плаху, идти на манеж…
    Припев (вместо «Но» – «Где»: Где зажгутся огни…)

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Не дай нам Бог (4-я пиратская)


    Не дай нам Бог, моя Мадлен, увидеться опять.
    В твоих глазах живет щенок, в нем футов только пять,
    И он у запертых ворот найдет в заборе лаз.
    Ты порох прячь подальше от его горящих глаз.

    Не дай нам Бог, моя Марго, увидеться опять.
    В твоих глазах живет матрос, и хочет он обнять
    Тебя и горсть чужой травы на том краю мечты.
    Твоя соперница, увы, счастливее, чем ты.

    Не дай нам Бог, моя Флоранс, увидеться опять.
    В твоих глазах живет пират – ему бы все сбегать
    То от тебя, то от тоски, то в море, то в корчму,
    Но ран края, а не носки ты штопала ему.

    Не дай нам Бог, моя Катрин, увидеться опять.
    В твоих глазах живет маркиз – и власть его, и стать.
    Он правит миром и тюрьмой под волчий вой валторн,
    Но лишь с тобой старик хромой идет смотреть на шторм.

    Не дай нам Бог, старушка Смерть, вдвоем встречать восход.
    В твоих глазницах нет любви, никто там не живет.
    Но если кости лягут вкось, и солнце сядет в ад –
    Придут мальчишка и матрос, вельможа и пират.

    Придут – и сядут у креста, раскроют веера,
    Чтоб слез не видела мечта, не выпили ветра.
    Четыре маленьких главы поэмы несмешной…
    Спасибо вам за то, что вы читали их со мной.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Воровка


    Я – пастух, а ты – воровка,
    Черноглазка, чернобровка.
    Ох, не божья ты коровка,
    Внучка Сатане.

    Припев:

    Ты скачи, скачи на север,
    Ты топчи, топчи мой клевер,
    Ты кричи, кричи насмешки мне.
    Поцелую я иконку -
    И вдогонку, и вдогонку
    На последнем бешеном коне.

    Я – пастух, а ты – воровка,
    Усыпила парня ловко.
    Увела табун, чертовка,
    Пока снилась мне…

    Припев.

    Я – пастух, а ты – воровка,
    Но буланый полукровка
    Перегрыз твою веревку,
    Прискакал назад.

    Припев 2:

    Ты скачи, скачи на север,
    Ты топчи, топчи мой клевер,
    Ты кричи, кричи, зови закат.
    Поцелую я иконку,
    И вдогонку, и вдогонку
    За тобой помчусь хоть в рай, хоть в ад.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Колодец


    - Зачем ты приходишь к колодцу, что тысячу лет пуст?
    Он вновь не наполнится, как не откроет скелет уст.
    - Затем, что на месте воды остается причина,
    Затем, что босые следы тяжелы от кувшина.

    Тут девочка амфору с влагой несла, как корону,
    Несла на заклание Времени, в жертву Харону,
    И пела она невозможную песню пустыни,
    И эхо от голоса бродит в колодце поныне.

    - Зачем ты приходишь к колодцу, которому дна нет,
    Который тебя не напоит, а только обманет?
    - Затем, что на месте воды – та любовь, что жила в ней,
    Затем, что босые следы тяжелы от желаний.

    И Бог приходил наполнять этот каменный кубок,
    И был этот Бог осторожен, и был начеку Бог,
    Но встретил девчонку, и дождь, небывалый в пустыне,
    Скользил поцелуем по смуглому телу рабыни.

    - Зачем ты приходишь к колодцу, в котором ни капли,
    Который обрывист и сух, как команда стрелка «Пли!»
    - Затем, что на месте воды остаются печали,
    Затем, что босые следы сапоги растоптали.

    Тут толпы вели палача, и была на нем тога,
    Тут толпы рубили сплеча и девчонку, и Бога,
    И бросили толпы в колодец тела их нагие,
    И сдохли от жажды одни, и от злобы – другие.

    - Зачем ты приходишь к колодцу, в котором лишь камни?
    - Затем, что вся ваша вода безнадежно горька мне,
    Затем, что всей вашей водой не залить мою жажду,
    За тем, что опять и опять я ошибки ножа жду.

    И девочка выносит сына, и даст ему имя,
    И Бог заберет их к себе, и состарится с ними…
    А дно у колодца все ближе, и ближе, и ближе.
    Увижу я воду…
    Увижу я воду…
    Увижу…

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Колокол


    Это колокол, девочка, колокол, не бубенец,
    Это колокол, милая, колокол, не колоколец,
    И не место ему ни на тройке, что мчит под венец,
    Ни на шапке шута, генерала детей и околиц.
    Он над горлом села запрокинут, как чарка вина,
    Он не пуст и не полон, и в помыслах вовсе не скор он,
    И по капле в полгода стекает с него тишина,
    Чтоб не дать захлебнуться толпе своим собственным ором.

    Ты не крась его в белое - белый ему не к лицу,
    Ты на древних его письменах не пиши свои вирши.
    Те века, что стоят тополями на старом плацу,
    Не простят ему блажь. Не признают тебя командиршей.
    Вас роднит только стыд за нелепые будни внизу
    И за праздники там же - еще беспробудней и злее,
    И вдогонку его тишине ты уронишь слезу
    На хмельную плясунью. На пьяный кулак берендея.

    Лишь когда облизнет пересохшие губы свои
    Полуночная степь - языком молодого пожара,
    И попятится ночь, захлебнутся огнем колеи,
    Посылая чертей за добавкой к воротам амбара,
    И займется село, и от дыма зажмурится Бог,
    А по лавкам храпит утомленная плясками челядь -
    Вот тогда приходи, и всем телом влепись в его бок.
    Вот тогда приходи покачаться на медных качелях.

    Не зови звонарей - ведь признает он только твои
    Неумелые, детские, злые, упрямые руки,
    Потяни за язык - и набату врата отвори,
    И отколотый неба кусок разлетится на звуки,
    И очнется село, и под лавку нырнет таракан,
    И колодцы под матерный лай заскрипят вертелами,
    И дрожащие ведра, как бабы, пойдут по рукам,
    Чтоб, дойдя до конца, опростаться в веселое пламя.

    И уймется пожар. И старик обернется юнцом,
    Колокольчиком в руку уткнется, заливист и звонок,
    И попросится в белую тройку лихим бубенцом,
    И, спасенный, в конюшне согласно заржет жеребенок

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Песня про доброе утро

    Посвящается Джамбе

    А это - песня про доброе утро,
    В которой капли блестят перламутром,
    В которой дождик с утра
    Плеснул бокал серебра
    На перепутанных ветвей Кама-сутру.
    Тут воздух звонок и чист, будто квинта,
    А листья желты, как золото Флинта,
    Монеты с профилем той,
    Что остается мечтой,
    Из-за которой в это утро один ты.

    Припев:
    Жаль,
    Скоро наложит печаль
    Вето,
    Жаль,
    Осень дошьет свою шаль
    Лету,
    Стих
    Ветер, лег пеплом шутих
    Оземь,
    Стих
    Нянчит на струнах моих
    Эта осень…

    Но это песня про доброе утро,
    В которой летнюю пыль, будто пудру,
    Роса и дождик свели
    С лица актрисы Земли,
    А паутина серебрит ее кудри.
    И стали птицы мне ближе, чем люди.
    Краюху хлеба крошу им на блюде.
    Синичка, бон аппетит,
    Ведь скоро нам предстоит
    Поститься нотами осенних прелюдий.

    Припев.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Сеньорита (5-я пиратская)


    Закончен бой, и вверх кормой
    На дно идет кораблик мой,
    Какая жалость, право слово,
    А я за ним в большой тоске
    Шагаю следом по доске –
    На шее - груз, в душе – оковы.
    И пусть завязаны глаза,
    Нет, я не против, только «за»,
    Мне так виднее, так виднее,
    Как шла девчонка вдоль реки,
    И, как за сетью – поплавки,
    Я шел за нею. Шел за нею…

    Ах, сеньорита… Обернитесь ко мне…

    Мою несчастную вдову я вижу, будто наяву,
    Удручена моей пропажей,
    Она пока еще жена,
    Но про запас окружена
    Толпою пажей,
    Славных пажей.
    А те, что были до нее,
    Кружат вдали, как воронье –
    Над сеновалом, над таверной,
    И лишь одна, на зов юнца
    Не повернувшая лица
    Осталась мне подругой верной…

    Ах, сеньорита, обернитесь, вместе с вами все иначе обернется…

    Ну что ж, сеньоры, пор фавор,
    Плесните рома. Хоть и вор,
    Я джентльмен в глазах Удачи.
    Ах, что за эндшпиль – красота,
    Король один, доска пуста,
    Но что я слышу? Кто там плачет?
    Ах, как шаги ее легки,
    Едва касаются доски
    Босые пальцы сеньориты.
    Она нашла меня – и пусть,
    Теперь уж я не обернусь,
    Мы будем квиты. Будем квиты!

    Ах, сеньорита, обернитесь, вместе с вами все иначе обернется

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Мантикора


    Я расскажу тебе сказку о том, как мальчишка
    Нашел себе книгу. Была эта книжка
    Про зверя, которому равного нет.
    Мальчик был маленький маг, а у каждого мага
    В руках оживает простая бумага –
    И зверь из картинки шагнул на паркет.
    Ты в этой сказке ни грызть, ни летать и ни жалить
    Еще не умеешь нисколько, а жаль, ведь
    И когти, и крылья уже хоть куда.
    Ты в этой сказке виляешь хвостом скорпиона,
    Не зная, что полон чужой скорби он, а
    В когтях твоих фантику просто беда.

    Припев:
    Спи, моя мантикора,
    Спи, рассвет уже скоро,
    Душу мою отпусти с поводка,
    Сердцу позволь разорвать свой саван,
    Спи, сложи свои крылья,
    Спи, ты видишь, укрыл я
    Когти твои одеялом из нот, (2- роз, 3- звезд)
    Самых печальных и тихих самых…

    Я расскажу тебе сказку, как мальчик стал мужем
    И львом стал котенок, как горек и дружен
    Союз у чудовища и чудака.
    Зверь ли хозяина водит, хозяин ди зверя,
    Но мир их един, и однажды измерен,
    И даже озвучен струной поводка.
    Ты в этой сказке учил меня бить наповал, и
    Летать над пасьянсами хижин, едва ли
    У смертного мог быть учитель мудрей.
    Ты в этой сказке учил меня петь на забытом
    Людьми языке, ты ведь знал, ты ведь был там,
    Где живы останки людей и зверей…

    Припев

    Я расскажу тебе сказку про единорога,
    Который был чудо, и был недотрога,
    Который – дыханье, который – весна.
    Я полюбил его, помнишь, так сильно и верно,
    Что боги на небе, как воры в таверне,
    Шептались о большем за чашей вина.
    Ты в этой сказке рубил его когтем и жалом,
    И, еле живой, спотыкаясь, бежал он
    И вновь возвращался по зову костра,
    Ты в этой сказке его подпустил на порог лишь
    За тем, чтобы ужалить, так будь же ты проклят,
    Как проклят и я, твой хозяин и раб..

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Тетрадка


    Тетрадка, как дождик, в косую линейку,
    Тебе доверяю секреты свои,
    В бесцветной обложке, ценою в копейку,
    Ты стала дороже всех книжек Земли.
    Тетрадь, как дорога вдоль жизни неброской,
    Исхожена строчками вдоль, поперек,
    И только с полей, где штрихи да наброски,
    Непрожитой жизни белеет упрек…

    Припев:
    Пиши,
    Старой рифмой греши,
    И осколком души
    Заплати за проезд на трамвае Весны -
    Туда,
    Где не ходит беда,
    Где не тронут года,
    И сбываются детские сны
    И недетские сны…

    Тетрадка, как птица, раскрывшая крылья,
    Спасибо за то, что летаешь на юг,
    От взрослой печали тобою укрыл я
    Усталую, детскую душу свою,
    Тетрадь, будто дверца, раскрытая настежь.
    Уйти бы в тебя, не вернуться назад,
    Но ангелов стая, сбежав от ненастий,
    Обронит перо и макнет в листопад:

    Припев.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Я влюбился


    Сегодня дождик носит воду решетом,
    А смайлик радуги остался за бортом,
    Сегодня в цирке – выходной, и клоун штопает носки.
    Сегодня Ах, сегодня Эх, сегодня Ох,
    Сегодня в кубики домов играет Бог,
    Сегодня пуля на излете не найдет ничьей тоски,

    Припев
    Потому, что я влюбился,
    Потому что я влюбился – а,
    Ой, дари-дари-дари-да,
    Потому, что потому.

    Сегодня солнце не на небе, а со мной,
    Садится в руки, обряжается Луной,
    Сегодня сказку про меня начнут словами «жил да был».
    Как жил, как был – теперь не вспомню, не проси.
    Спасибо мальчикам и девочкам «мерси».
    Над обезлюдевшей судьбою дождик занавес закрыл.

    Припев

    Сегодня сон ко мне придет, как часовой,
    Разгонит бесов, что кружат над головой,
    Покажет старое, немое, черно-белое кино
    Про то, как мы с тобой на кухне пили чай,
    Про то, как пальцами встречались невзначай,
    Про то, как пальцы натыкались на судьбы веретено…

    Ах, зачем же я влюбился,
    Ах, зачем же я влюбился?..
    Ой, дари-дари-дари-да,
    Ах, зачем же, ах зачем…

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Город


    В этом Городе нет ни домов, ни проспектов, ни улиц, ни даже аптек, и фонарь лишь один, в полнолуние светит исправно, а в прочие дни не ахти,
    зато воздух такой, что однажды вдохнешь, и про выдох забудешь, и будешь, и будешь, и будешь скакать, как давление старца, но старцев не водится здесь…

    Здесь живут златокудрые девы, подобные ангелам
    в плоти немытой и крови нетрезвой, с глазами, какие бывают у ведьм на костре… И небритые фавны несут свои жизни в руках, чтоб менять их на ласки, и торг неуместен, валюты всех стран не имеют хождения здесь…

    Город… Море и горы…
    Прошлого года листвою сегодня стели мне постель.
    Город… Чашей кагора
    Выпью закатов твоих одиночество, святость и хмель…

    В этом Городе руку судьбы ощущаешь на горле, и страх и восторг,
    наступая на пятки друг другу, мурашками мчатся под купол банданы и выше, и выше, в астрал,  рассыпаюсь на звезды… блохастая звездами туша Медведицы прячет соски, из которых течет молоко разумения истин.
    Тут ничто не случайно, ни ливень, хлестнувший по телу и канувший в Лету,
    ни шорох ежа, ни улыбка валета в рассыпанной ветром колоде…
    Тут любая тропинка приводит к себе, и цепляются ветки, как руки родни
    за одежду солдата, который уходит на встречу со смертью…

    Город… Море и горы…
    Прошлого года листвою сегодня стели мне постель.
    Город… Чашей кагора
    Выпью закатов твоих одиночество, святость и хмель…

    Этот Город стоит на могилах, поросших забвением и ежевикой,
    той ежевечерней викторией жизни над смертью и мысли над жизнью, и все-таки, смерти над мыслью, которая здесь коротка, как стаккато ночного дождя
    по промокшей палатке, как чирк метеора по сере желаний запретных…
    И, конечно, Свобода дымит коноплей и клокочет кальяном,
    цветей наготой на камнях и дорожкой лунной вспухает, как след от удара бичом… И, опять же, Свобода, что брызжет винищем, и кровью, и спермой, и криком, и стоном, Свобода, что хлещет под скальпелем Города из перерезанных Вечности вен…

    Город… Море и горы…
    Прошлого века листвою сегодня стели мне постель.
    Город… Чашей кагора
    Выпью закатов твоих одиночество, святость и хмель…

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Блюз римскому другу

    Посвящается Алисе

    Ах, постум, мир, где мы живем -
    Всего лишь Вечности таверна.
    В печи заката день за днем
    Сгорают медленно, но верно.
    Тут все – в аренду, все – внаем.
    Тут все – обноски, все – объедки,
    И тем, что мы едим и пьем,
    Уже блевали наши предки.

    Припев

    А я сижу, играю блюз,
    Я никуда не тороплюсь,
    Я жив покуда.
    И мне плевать, что этот мир –
    Всего лишь старенький трактир,
    Я верю в чудо.
    Моя судьба – быть веткой дуба, дуба,
    дуба, дуба-дуба…

    И это вечное перо,
    Которым лирик чешет спину,
    Уже писало про Пьеро
    И рисовало Коломбину (2 раз – И щекотало Коломбину).
    На этот меч, как на шампур,
    Сердец нанизано немало.
    Его тягал еще Артур,
    Еще Афина им махала.

    Припев

    Чтоб разгуляться, как крутой,
    Ты зря наяривал, как дятел.
    Не ты потратил золотой,
    А золотой тебя потратил.
    У этой кружки нету дна.
    Ни рук, ни губ не помнят кружки.
    Не ты ее – тебя она
    Допьет на тысячной пирушке.

    Припев

    А вот фоторгаф красит щит,
    Который ты зовешь любовью.
    Адам и Ева. Holy shit.
    Овальных дырок безголовье.
    Она стройна, а он плечист.
    Она пониже, он повыше.
    Тут столько лиц сказали cheeeese,
    Что пол-щита сожрали мыши.

    Припев

    Мы – постояльцы в номерах,
    Недавно занятых другими.
    В горшке герани чей-то прах,
    А на стене – чужое имя.
    Поговори со мной, стена,
    Есть инь и ян в твоем изьяне.
    Мы разминулись, старина,
    А жаль – могли бы стать друзьями.


    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Любимая моя

    Посвящается А.В.

    Пират отыщет клад, Харон найдет канат, чтоб справиться с паромом,
    И хмурый новосел на сорок пятый день найдет в подвале ЖЭК,
    Морковь найдет осел, моряк найдет маяк, звезду найдет астроном,
    И лузер в казино найдет себе туза, и выпадет Блэк-Джек…

    А я иду вперед, дорогой на восход, и вглядывюсь в лица.
    Мне нужно лишь одно, я вижу этот взгляд сквозь изморось и муть,
    Но так легко шагать, и войско хочет брать столицу за столицей,
    Не дай мне бог, в пути, любимую найти, пусть вечен будет путь!

    Найдет художник цвет, звезда найдет рассвет, индус найдет нирвану,
    А Яндекс круче всех, ведь там найдется все, ему не привыкать,
    Найдет иголку стог, клошар найдет сапог – не новый, но не рваный,
    Кому то – находить, а мне бы все искать, а мне бы все искать…

    На что мне ваша явь – и вброд ее, и вплавь пройдешь, и не заметишь.
    Подайте мне мой сон, где море без углов, и компас без сторон,
    Флотилия, за мной, оставим за спиной заветов новь и ветошь,
    Не приходи во сне, любимая, ко мне, пусть вечен будет сон…

    Огромная моя, ведь ты и есть – края, в которые шагаю.
    Что делать, если сны навек заселены тобой, моя беда,
    Щеками парусов дыхание твое я молча постигаю,
    По линиям руки невидимой твоей веду свои суда…

    Что сны мои теперь? Рисунки на полях смешной твоей тетради,
    А все мои пути собрались у тебя на кончике пера.
    А почерк у тебя всегда был не ахти, ставь точку, бога ради,
    Я слишком долго шел, и слишком долго спал, любимая, пора!

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Житейская история


    У Петьки – новый лисапед, на нем надраены детали,
    У Кольки – лодочка своя с пиратским флагом на корме.
    Друзьям девчонки смотрят вслед: Марина, Лера и Наталья,
    Но не глядят на них друзья – у них Анюта на уме.

    А Нюра ходит босиком под свежим дождиком апреля,
    И каждый дворик ей знаком, а это скучно, господа.
    Ах, улететь бы, улететь, и, как мелодия свирели,
    На полпути к своей звезде растаять в небе без следа…

    У Петьки – «Волга» во дворе, на ней надраены детали,
    У Кольки – легкий катерок с пиратским флагом на корме.
    Друзья на радость детворе уже полгорода катали,
    Но не пошла потеха впрок – у них Анюта на уме.

    А Нюра ходит босиком под теплым дождиком июля,
    И каждый город ей знаком, а это скучно, господа.
    Ах, улететь бы, улететь, как в воздух пущенная пуля,
    На полпути к своей звезде растаять в небе без следа…

    У Петьки – «Бентли» в гараже, на нем надраены детали,
    У Кольки – яхта класса люкс с пиратским флагом на корме,
    Но тщетно яйца Фаберже цыплят по осени считали:
    Уж перебои ловит пульс, а все Анюта на уме.

    А Нюра брезгует зонтом под зябким дождиком осенним,
    С ней рядом пес по кличке Том, такой же мокрый, как она.
    Ах, улететь бы, улететь… Но дома Нюру ждет Есенин,
    Дочь Николая, сын Петра и чашка теплого вина.
    Ах, улететь бы, улететь… Но дома Нюру ждет Есенин,
    Дочь Николая, сын Петра и чашка теплого вина.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Мой брат белокрылый


    Мой брат белокрылый пьет водку в притонах,
    Когда угощают – ведь сам без гроша,
    И странствует зайцем в почтовых вагонах,
    На глупые строчки любовью дыша.

    Мой брат белокрылый, летай осторожней!
    Тебе ведь так мало отпущено сил.
    Тебя невзлюбили в небесной таможне,
    За то, что поэтов наверх проносил…

    Там, где растаяли птах стаи,
    Там, где витает в мечтах табор,
    Там, где пропах табаком тамбур,
    Мы побратались с тобой…

    Мой брат белокрылый стоит за плечами
    Дежурных хирургов, слепых скрипачей,
    И снится девчонкам простыми ночами,
    И грезится странникам белых ночей.

    Мой брат белокрылый, летай осторожней.
    Опасен не тот, кто назвался злодей.
    Печалью великой, тоскою острожной
    Плеснет на тебя от добрейших людей…

    Там, где расстались уста с тайной,
    Там, где в стакане нектар тает,
    Дай мне одно лишь перо, дай мне
    Право на жалость и боль…

    Мой брат белокрылый от боли и дыма
    Зажмурит глаза в полевом блиндаже,
    И пулю слепую отвадит он мимо,
    Да только не ту, что попала уже.

    Мой брат белокрылый, летай осторожней,
    А ну как зацепит шальная стрела.
    Под небом пустым, на планете порожней
    Нам вовсе не выжить… Такие дела…

    Там, где растаяли птах стаи,
    Там, где витает в мечтах табор,
    Там, где пропах табаком тамбур,
    Мы побратались с тобой…
    (модуляция на тон)
    Там, где расстались уста с тайной,
    Там, где в стакане нектар тает,
    Дай мне одно лишь перо, дай мне
    Право на жалость и боль…

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Облака


    Облака, облака,
    Покажите мне, как
    Приходить ниоткуда, идти в никуда,
    Караваном верблюдов топтать города,
    А в несметных тюках –
    Облака, облака.
    Облака, облака,
    Ваша ноша легка,
    Ни утех, ни утрат, ни любви, ни беды…
    Только пригоршни радуг да горсти воды,
    Облака, облака
    Ваша ноша легка…

    Припев:
    А у нас тут война, все костры да огни,
    И на сердце – вина За прошедшие дни,
    И озера вина В берегах болтовни,
    И забот до хрена, Хошь бросай, хошь – тяни,
    А под нами – века Из руин и камней,
    А под ними – река, И паромщик на ней,
    А над нами – рассветы (2й- закаты) И плывут облака.

    Облака, облака,
    Неземная мука,
    Испеките мне город, закатен и ал,
    Я пошлю в него голубя, чтобы клевал
    На его чердаках облака, облака.
    Облака, облака,
    Колыбель дурака,
    Из которой – ни лифта, ни лестницы вниз,
    И однажды свалив, ты не спрыгнешь на бис,
    Облака, облака,
    Колыбель дурака…

    Припев

    Золотые мои, Где пройдут колеи
    Ваших легких кибиток и пышных карет?
    Я за вами вдогонку дымок сигарет
    Отпущу как щенка,  Облака, облака…

    Облака, облака… ваша ноша легка… колыбель дурака…

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Возвращение Александра Вертинского


    Таежный городишко,
    Укутанный дождишком,
    Желтым, как из-под ноги пса…
    Ненастьями раздета
    До ржавого скелета
    Девушка с веслом из гипса…
    Лошадка ломовая,
    От скуки изнывая,
    Вежливо жует афишу,
    А на афише – клоун,
    И, времени назло он
    Выстоял. Вернулся. Выжил.

    Дом на колесах Фортуны, бывший вагон санитарный,
    Бывший притоном и штабом, нынче куда ты завез
    Запах Стамбульской кофейни, эхо аккордов гитарных,
    Млечную пыль кокаиновых грез?..

    В заплеванной столовой
    Толпою стоголовой
    Ждет тебя твоя Россия…
    Обритые затылки,
    Стаканы да бутылки,
    Воздух, от махорки синий…
    И всей твоей Шанели
    Не хватит на шинели
    Насквозь пропотевшей туши.
    Так вот она какая:
    Тоскою истекая
    Смотрит исподлобья в душу.

    Сбросив тулуп за портьерой, выйдет маэстро во фраке,
    С бабочкой, севшей на горло, чующей сладкий нектар
    Песен, рожденных в дороге, сказок, рожденных во мраке,
    В стонах роялей и в плаче гитар…

    С деньгами и талантом,
    Что толку быть атлантом,
    Поднятым из моря рампой,
    И вить на суше гнезда,
    Когда морские звезды
    Молча доедают храм твой?..
    Уж лучше покаянно
    Истечь слезою пьяной,
    Прочь от королев и пажей -
    В таежный городишко,
    Укутанный дождишком,
    Желтым, будто ангел падший…

    Зябко поежится нота, кутаясь в облачко пара,
    Две одинокие чайки вылетят вон из манжет,
    И, в ожидании бала, молча присядет у бара
    Девочка в платье «Maison Lavalette»…
    (модуляция на тон)
    Голубем вырвется голос, и, от любви подыхая,
    Плюнет прокуренной сказкой в зал, исступленно немой…
    Плачь, Коломбина в Париже, плачь, Арлекин из Шанхая,
    Плачь по Пьеро, что вернулся домой!..

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Когда опять закончится вино…


    Когда опять закончится вино,
    И старый дом похмельем раскачает,
    Я заварю и выпью чашку чая,
    Когда опять закончится вино.

    Когда опять закончится урок,
    И вновь судьба дневник уколет колом,
    На перемене я сбегу из школы,
    Когда опять закончится урок.

    Когда опять закончится апрель
    И дозвенит синкопами капели,
    Я встречу май балладой об апреле,
    Когда опять закончится апрель.

    Когда опять закончатся слова,
    А за окном скулит ночная вьюга -
    Из тишины мы вылепим друг друга,
    Когда опять закончатся слова.

    Короче, жизнь – один сплошной ништяк,
    Любовь-травы некошеное поле,
    А мы – зверки, кто в клетке, кто на воле,
    Живем на нем и скачем кое-как.

    И лишь когда закончится любовь,
    Замрут сердец пустые саркофаги,
    И на Земле все страны спустят флаги,
    Коль, не дай Бог, закончится любовь.
    Так за нее поднимем наши фляги,
    Чтоб, не дай Бог, не кончилась любовь!

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Чудак с чудачкою


    В том краю, где волны манят качкою,
    Встретился один чудак с чудачкою.
    Им бы рассказать друг другу сказочки,
    А они ни фразы, ни полфразочки.

    А для них закат пылал неистово,
    Блики по воде бросал монистово,
    Щедро наливал им янтарю в очки,
    А они – ни рюмки, ни полрюмочки.

    А над ними звезд искрился занавес,
    Лица им Луна лепила заново,
    Им бы щегольнуть вокалом Гнесинки,
    А они ни песни, ни полпесенки.

    В том краю, где волны манят качкою,
    Молча разошлись чудак с чудачкою,
    Так и не родился я пай-мальчиком,
    А родился век спустя шарманщиком.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Эй, кто-нибудь…


    Эй, кто-нибудь… А впрочем – вот вам лес,
    Тут жил когда-то маленький повеса.
    Он жил в лесу, в упор не видя леса,
    Он звал синиц по именам принцесс
    И пьедесталом – пня овальный срез.

    Эй, кто-нибудь, приди… А впрочем… Лис
    По счастью, неприрученный, а дикий,
    Явился, как Орфей за Эвридикой
    К золе костра, где адские угли
    Безгрешных кур для грешников пекли.

    Эй, кто-нибудь! Приди и воскреси
    На колышках распятую палатку,
    В которой так мучительно и сладко
    Обняться в дождь, в потемках и в грязи
    Рождая нежность, истую, как «си»…

    Эй, кто-нибудь, приди, спаси, заплачь
    По каждому, кто вырос из надежды,
    Как вырастают дети из одежды,
    По тем, кто слаб, кто бросил в реку мяч,
    Эй, кто-нибудь, приди, спаси, заплачь.

    Эй, кто-нибудь, приди, спаси, заплачь
    По тем, чьи слезы горлом пересохли,
    Ушли совсем. Под сердце ли, в песок ли?..
    По тем, что крылья выдали за плащ…
    Эй, кто-нибудь, приди, спаси, заплачь…

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Девочка со скрипкой


    Она прошла, как дождь, умыв своей улыбкой
    Измученный жарой постылый городок,
    Который слишком мал для девочки со скрипкой,
    Которая спешит к маэстро на урок…

    Она прошла, как снег. Смела поземкой зыбкой
    Бессмысленный узор асфальтовых дорог.
    Дороги – не указ для девочки со скрипкой,
    Которая спешит к маэстро на урок.

    Она прошла, как боль души, от скуки липкой,
    Страницы бытия читая между строк.
    У жизни нету тайн от девочки со скрипкой,
    Которая спешит к маэстро на урок.

    Она прошла, как жизнь – и сделала ошибкой
    И то, что я сумел, и то, чего не смог.
    Не стойте на пути у девочки со скрипкой,
    Которая спешит к маэстро на урок…

    Старый маэстро встречает чаем,
    Чай огорчая своим ворчаньем,
    Кружат чаинки, как стая чаек
    И оседают на дно…
    Старым смычком, как веслом, качая,
    В лодочке скрипки она отчалит
    В край, где набухли листвой печали
    Почки несыгранных
    глупых,
    манерных,
    нелепых и жалких,
    и все же – божественных нот…

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Друг мой

    посвящается Андрею «Сэдли» Абрамову

    Друг мой, сядем вдвоем,
    Встретим рассвет у моря.
    Друг мой, песню споем,
    Шуму прибоя вторя.

    О тех, кто спит и счастлив тем, что спит,
    Плывя во сне маршрутом позабытым
    На корабле с богиней под бушпритом
    На зов сверчка, поющего в степи…

    Друг мой, сядем в тени,
    Пережидая полдень.
    Друг мой, в жаркие дни
    Чаши вином наполним

    За тех, кто спит и счастлив тем, что спит,
    Плывя во сне маршрутом позабытым
    На корабле с богиней под бушпритом
    На зов сверчка, поющего в степи…

    Друг мой, всыплем овса
    Нашим крылатым клячам.
    Друг мой, на небеса
    Вместе в закат поскачем

    За тем, кто спит и счастлив тем, что спит,
    Плывя во сне маршрутом позабытым
    На корабле с богиней под бушпритом
    На зов сверчка, поющего в степи:
    - Терр-пи, терр-пи… Терр-пи, терр-пи…

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Баллада о Башмаке


    Думал ли башмак, на дорогу ступая,
    Что дорога – речка, на ласку скупая,
    Что не отпускает до самого устья,
    А впадает в море непролитой грусти?..

    И плывет башмак, как бумажный кораблик,
    И глядит башмак на ночного костра блик.
    Там, на берегу, все на свете бросая,
    Увязалась следом девчонка босая…

    Девочка моя, поднимем чашу
    Горького питья дороги нашей,
    Выпьем ты да я, чтоб стала боль легка
    Твоя да башмака.

    Девочка – в дорогу, да нету ей ходу
    В эту неживую, шершавую воду.
    Где пройдут года, там минуты потонут,
    Где ему - канава, там девочке – омут…

    И тогда башмак себя выдернул с мясом
    Из дороги вечной, в которой увяз он.
    Порванным шнурком от натуги чернея,
    Выполз на обочину, лег перед нею…

    Девочка моя, поднимем чашу
    Сладкого питья Любови нашей,
    Здравствуй, вот и я, пришел издалека
    Под видом башмака.

    Девочка не знает, смеяться иль плакать:
    Стал ее башмак неуклюжим, как лапоть,
    Вывалил язык и лежит у порога,
    А в глазах – дорога, дорога, дорога…

    Девочка судьбу за обоих решила,
    Вдела русый локон в сапожное шило,
    Порванный башмак подлатала немного…
    - Только береги его, слышишь, дорога!..

    Девочка моя, пустая чаша
    Вечного питья Любови нашей…
    Брошенный маяк, да пыльная река,
    Да след от башмака…

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Автостоп


    Над дорогой старою
    Осень льет дождем.
    Мы с моей гитарою
    Здесь попутку ждем.
    Плыть самим нет мочи нам
    Вброд через потоп.
    Жизнь моя – обочина,
    Вечный автостоп.

    Сам собой листается
    Жизни альманах,
    Высадит красавица -
    Подберет монах,
    Прочитаем «Отче наш»
    И нальем по сто…
    Жизнь моя – обочина,
    Вечный автостоп.

    Тормозну Пегаса я,
    Брошу в руку плеть.
    Крикну: «Эй, саврасая,
    Подари куплет!
    Рифмою отточенный,
    Ямбом пятистоп…»
    Жизнь моя – обочина,
    Вечный автостоп.

    Ну, а коль Костлявая
    Пнет ногою в ад -
    Я с попутной лавою
    Выберусь назад.
    Пусть судьба просрочена,
    Пей да пой взахлеб…
    Жизнь моя – обочина,
    Вечный автостоп.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Песенка про Дракона

    Посвящается К.Н.

    Тихо, тихо, шепотом разуйся,
    Тихо, тихо, плясок не пляши,
    Тут дракон спит страшный, ты к нему не суйся,
    Лучше даже не дыши.
    Тихо, тихо топай вдоль дракона,
    Тихо, тихо делай каждый шаг.
    Наш с тобой оркестрик невооруженный
    Не побьет его никак.

    Ах! Ах! Запахло дымом!
    Он шевельнулся, боже мой!
    Страх! Страх! Скорее мимо
    На цып-цып-цыпочках домой!..
    Ой-ой-ой!..

    Тихо, тихо пусть твое сердечко
    Тихо-тихо тикает внутри.
    Даже думай тихо – лучше про овечку.
    Посчитай их: раз, два, три…

    Ах! Ах! Глаза затлели,
    Как будто угли очага!
    Страх! Страх! Скорее к цели
    На цып-цып-цыпочках шагай!..
    Ай-ай-ай!..

    Тихо, тихо скрипочка стареет,
     Тихо, тихо кашляет тромбон,
    А дракон все толще, выше и страшнее.
    Вот какой большой дракон.
    Ну, а если тело у дракона
    Больше нашей жизни, господа,
    Ну а вдруг оркестрик невооруженный
    Не сыграет никогда…

    Нет! Нет! Уж лучше в пламя,
    Чем захлебнуться тишиной!
    Нерв! Нерв! Ударь басами,
    Звени натянутой струной!
    Змей! Змей! Уйди с дороги!
    Бей, барабан! Кричи, гобой!
    Смей! Смей! Помогут боги
    Тому, кто смеет быть собой!
    Ой-ой-ой!..
    Ой… ой… ой…

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Лампочка


    На дворе - месяц май, ночь на Вражке Сивцевом,
    Я стоял сам не свой в полной тишине.
    Силуэт девочки на мольберте ситцевом
    Рисовала лампочка в твоем окне.

    Ночь прошла, а за ней остальная тысяча
    В каждой сказка жила, да не обо мне.
    Я вдали заплутал, и какая ты сейчас,
    Знала только лампочка в твоем окне.

    Сколько раз помирал, от железа острого,
    То враги, то друзья свет гасили мне,
    Но сквозь мрак, как маяк на последнем острове,
    Мне светила лампочка в твоем окне.

    У судьбы не прошу ни седла, ни стремени,
    Ни чинов, ни наград. Все, что нужно мне -
    Чтобы тень женщины на мольберте времени
    Рисовала лампочка в твоем окне.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Мальчик Май

    Посвящается К.Н.

    Зима из города уходит, как войско,
    Старухи с кошками болтают по свойски,
    И солнце спелое торчит из авоськи
    Ветрами рваных облаков.

    Трамваи рельсов под собою не чуют,
    Бегут по лужам и в депо не ночуют,
    А в тех трамваях без билета кочуют
    Те, кто сбежал и был таков.

    Припев:
    Мальчик Май
    Идет по улице,
    Мальчик Май
    На солнце жмурится,
    И вся Садовая
    Блестит, как новая,
    Когда по ней гуляет пьяный мальчик Май…

    Все чаще слышится «буль-буль» на бульваре,
    И население разбилось по паре,
    А кто не в паре, тот бренчит на гитаре,
    Поет прокуренным баском…

    Ах, мама, мамочка, на сердце истома,
    И не удержишь ни улыбки, ни стона,
    И поневоле выбегаешь из дома,
    А там по лужам босиком…

    Припев 2 раза.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Монолог скелета тираннозавра Кости в областном краеведческом музее

    На мотив песни Шаинского «Я был когда-то странной…»

    Я был когда-то странной зверушкой окаянной
    С огромными ногами, с зубами, как костыль,
    Лишь маленькие ручки, две скрюченные штучки,
    Так жалко, жалко портили мой стиль.

    И, скушав все, что было, порхало и ходило,
    Любило и страдало, набив живот битком,
    Я в маленькую руку брал флейту из бамбука
    И тихо, тихо дул в ней тайком.

    Но вот промчались эры, и ходят пионэры
    В музей родного края над пропастью во ржи,
    И стал я экспонатом, и каждый, как анатом,
    На кости, кости смотрит и дрожит.

    И каждый взглядом ищет ножищи и зубищи,
    Ребро размером с лыжу, хребет большой, как мост,
    Не знают, недоучки, что главным были ручки
    И флейта, флейта в тихом свете звезд.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Она живет за двоих


    Она живет за двоих. Она готова на все.
    Она не знает слова «нет» и вообще не любит слов, от них ни толка не прока,
    Только морока,
    А все им рады, рады, рады… дыра, дыра, дыра
    Анна.

    Она живет за двоих, и в клубе топчет танцпол,
    Как топчут бабы под Палермо виноград босыми пятками – невинную мякоть
    В сладкую слякоть,
    Все тоньше горка, горка, горка… кагор, кагор, кагор
    Анна.

    Она живет за двоих. Она – планета Земля.
    Закатным солнцем, как бензином, облита, она стоит на крыше в поисках спички,
    Глядя, как птички
    Ткут мелодраму, драму, драму… мудра, мудра, мудра
    Анна.

    Она живет за двоих. Она идет по рукам.
    Она, как шарик караоке, скачет с имени на имя, не пуская их в память,
    Встретив шипами,
    Подобно розе, розе, розе… зеро, зеро, зеро
    Анна.

    Она живет за двоих. Она бывает в раю.
    Бутылка рома – one way ticket на Ямайку, где смешные люди лечат простуду
    С помощью Вуду,
    Чтоб все было раста, раста, раста… стара, стара, стара
    Анна.

    Она живет за двоих. Она спускается в ад.
    Четыре черта в БМВ она на трассе тормозит и молча едет на плаху,
    Белая птаха
    В желтом тумане, мани, мани… нема, нема, нема
    Анна.

    Она приходит домой    к любимой кукле своей,
    И не ее в том вина, что эта кукла больна,
    Что эта кукла – сестра, ее отрада и крест -
    Уж двадцать лет как лежит и кашу с ложечки ест.
    Она помоет судно и перестелит кровать,
    Наденет модный прикид любимой кукле своей,
    Накрасит рот и глаза, румянцем щеки зажжет,
    И поцелует сестру. Мол, просыпайся, сестра…

    Я принесла тебе мир, не покорившийся злу,
    Он милосерден, как «ми», что взял скрипач на балу.
    Я расскажу тебе, как на башне замка Ассоль
    Пила заката коньяк, пила рассвета рассол,
    Как девять принцев с утра у нас просили руки,
    Я отказала, сестра, они ведь все дураки,
    Моряк по имени Ром меня из замка увез
    И посадил на паром, идущий к острову грез,
    А там, такая беда, меня похитил Кащей
    И долго мучил – да, да, вот, видишь, след от клещей,
    Четыре гнома спасли меня от рабской судьбы,
    Потом домой отвезли на чем то вроде арбы,
    А надарили добра… Богаче всех заживем!..
    И… улыбнется сестра. И замычит о своем…

    Она живет за двоих одну неделю в году.
    Под небом синим, как чулок, она глядит за горизонт, да так, что больно глазам уж…
    Хочется замуж…
    Хочется в Питер, Питер, Питер… терпи, терпи, терпи,
    Анна.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Солдатик


    Там, где мир разделен на две части высокой стеной,
    Где одна сторона незнакома с другой стороной,
    Одинокий солдатик стоит, как слеза на глазу,
    И потеет в жару, и насквозь промокает в грозу.

    Припев:
    Он опоздал на сраженье людей и богов.
    Он стоит между двух берегов
    Пересохшей войны.
    Люди и боги лежат под полынью-травой.
    Полведра его крови живой
    Никому не нужны.

    По нему у стены голосит молодая жена,
    А с другой стороны ведьма тянет баклажку вина,
    Но ни к той, ни к другой наш солдатик не спустится вниз.
    Он стоит на посту. Он в последнем закате завис.

    Припев.

    Сам себе командир, сам себе – и герой, и злодей,
    То он кажется богом себе, то одним из людей,
    А дырявая тряпка на палке, что флагом была,
    От дождей полиняла и стала как кости бела.

    Припев.

    И никто не пришел снять посты и сказать: «Ты прощен»
    А стена с двух сторон зарастала щетиной-плющом.
    И из глаза заката солдатик скатился слезой
    И обратно на стену вернулся зеленой лозой.

    - Не опоздай на сраженье людей и богов
    И не стой между двух берегов
    Пересохшей войны.
    Боги и люди лежат под полынью-травой.
    Полведра твоей крови живой
    Никому не нужны.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Ты поживи за меня, брат


    Говорят, хороши все закаты на море,
    И закаты в горах, говорят, хороши,
    Ну, а мой догорел, будто шапка на воре,
    И опять - темнота, а вокруг - ни души.

    Говорят, что во сне кто растет - тот летает,
    А беда, говорят, зарастет трын-травой,
    Отчего ж у меня лед на сердце не тает,
    И уснуть не дает то ли лай, то ли вой.

    Припев:
    Ты поживи за меня, брат,
    Ты погуляй за меня, брат,
    Медом закатов земных ты меня напои допьяна.
    Пой на два голоса, пой, брат,
    Я подпою, я с тобой, брат,
    Песня одна на двоих, и судьба на двоих одна.

    От себя самого не уйти в самоволку,
    И от жизни кусок не отрезать ножом,
    И пока на душе воют черные волки,
    Будет красен мой долг платежом, платежом

    Припев.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Вспомни


    Сколько бы муки из ночей и дней
    Не перемолол мельник,
    Милая моя, вспомни обо мне,
    Вспомни обо мне мельком.
    В час, когда Луна ляжет как печать,
    На иной любви вексель,
    Вспомни обо мне. Дай мне домолчать
    В памяти твоей век сей.

    В час, когда гроза, венами ветвясь,
    Шарит по земле слепо,
    Чтобы смыть с меня в завтрашнюю грязь
    Тела твоего слепок.
    В час, когда крича, встанет на дыбы
    Старый цирковой пони,
    Милая моя, краешком судьбы
    Вспомни обо мне. Вспомни.

    Был я человек. Стал я персонаж
    Радужной твоей сказки.
    Вовсе не король и, увы, не паж.
    Даже не злодей в маске.
    Просто силуэт, канувший с утра,
    Слепленный тобой в полночь.
    Черною слезой с кончика пера
    Вырони меня. Вспомни.

    Некуда бежать. Стала мне тюрьмой
    Детская твоя память.
    Мой последний друг – вольный ветер мой -
    Кожею твоей пахнет.
    Пусть не наяву. Ну, хотя б во сне,
    Выдав за любовь жалость,
    Милая моя, вспомни обо мне,
    Дай пожить еще малость.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Здесь и Сейчас


    Только Здесь и Сейчас. Остальное – антракт.
    Два всесильных божка. Два хмельных побратима.
    Два прозрачных крыла, на которых летим мы.
    Машет каждый своим. Получается в такт.
    Только Здесь и Сейчас…

    За окраиной Здесь завершилась война.
    Там сгорела трава и дымятся руины.
    Там осталась цела лишь дорого паутина,
    Упустившая нас и проклявшая нас.
    Только Здесь и Сейчас…

    До и после Сейчас нет ни дней, ни ночей.
    Все, что было – пустяк. Все, что будет – тем паче.
    Я отдам все года за мгновение плача
    У тебя на плече. У тебя на плече.
    Только Здесь и Сейчас…

    Если Здесь и Сейчас заиграли танго -
    Захлебнется сонет. Не покинет строфа уст.
    А в соседнем Сейчас улыбается Фауст,
    В серой пахнущем Здесь обнимая Марго.
    Только Здесь и Сейчас…

    Сквозь белесый туман вековых катаракт
    Будут солнце с луной, как два глаза Гомера,
    Нас искать, чтоб воспеть. Но слова – лишь химера,
    Кроме Здесь и Сейчас. Остальное – антракт.
    Только Здесь и Сейчас.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Omnes Viae Romam Ducunt (Все дороги ведут в Рим)



    Дорога с гор бредет зигзагами,
    Как пьяный вор с чужими флягами,
    Наперекор ручьям с оврагами
    В Рим.

    Восточный путь халвой, корицею,
    Спешить вернуть долги сторицею
    И спину гнуть, и звать столицею
    Рим.

    A в Риме есть куда податься дороге:
    Мощеной площадью растечься под ноги,
    Гранитной лестницей взобраться на стены
    И кровью потчевать опилки арены
    Ave Рим…

    Далекий путь раздался в талии,
    Чтоб расстегнуть свои сандалии
    И натянуть сапог Италии -
    Рим.

    В любой стране тропа убогая
    Себя во сне зовет дорогою:
    Пора, мол, мне. Пойду, потрогаю
    Рим.

    А в Риме разгружаются тюки,
    И путники уходят в постояльцы.
    Дороги разжимают кулаки,
    И улиц растопыренные пальцы
    Зачерпывают пригоршни домов,
    Ерошат кипарисовые скверы
    И жадно, как на прелести Венеры,
    Ложатся на округлости холмов,
    И – засыпают, сытые вполне.
    И нету смерти лучше, чем во сне
    С рукой, что уронила, коченея,
    Отравленную чашу Колизея.
    Прекрасен Рим. Но смрадом полон весь
    От тысячи дорог, издохших здесь…

    Дорог, уснувших на коленях гетеры,
    Дорог, подавшихся в бульвары и скверы,
    Дорог, добитых сапогами солдата,
    Дорог, уткнувшихся в ступени Сената…
    Ave Рим…

    И лишь одна дорога – умница
    Не хочет на-зываться улицей.
    Она вольна. Она не сунется
    В Рим.

    В мороз и зной бежит вперед она,
    На шар земной клубком намотана,
    Бежит со мной. И не ведет она
    В Рим.
    И не ведет она
    В Рим.
    И не ведет она
    В Рим

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Баба Валя


    Эпиграф:
    «Когда б вы знали, из какого сора
    Растут стихи, не ведая стыда»
    Анна Андреевна Ахматова

    2 эпиграф:
    «Все профессии важны, все профессии нужны»
    (народная мудрость по мотивам стихотворения С. Михалкова)

    (1я стихотворная часть)

    Железяками, как робот,
    Громыхает день деньской
    Ржавый злой мусоропровод
    В старом доме на Тверской,

    А на дне его, в подвале,
    Где кончается труба,
    Обитает баба Валя,
    Вот такая, блин, судьба.

    Баба Валя, будто муза
    Без билета на Парнас,
    Правит мусором, и мусор
    С ней беседует про нас.

    По обрывкам от квитанций,
    Упаковок и счетов
    Видно все: кто любит танцы,
    Кто – Виагру, кто – котов,

    Кто – веселый, кто – сердитый,
    Кто – транжира, кто – скупой,
    Кто от выплат по кредиту
    Тщетно прячется в запой.

    Баба Валя знает точно,
    Что почем и кто по ком,
    Баба Валя держит прочно
    Этот мир под колпаком.

    Например, шофер Камаза,
    Отгрузив шестнадцать тонн,
    Предается садо-мазо,
    Ходит к барышне с кнутом,

    А другой, по виду – мачо,
    От любовницы тайком
    Сериалы смотрит, плача,
    За попкорном и пивком.

    Бабка, плюнув на манеры,
    Что ни день строчит донос,
    Что сосед – шпион с Венеры
    И фальшивый носит нос.

    Все – и правы, и неправы,
    И Сократ, и Эпикур,
    Даже тот, кто курит травы,
    Даже тот, кто травит кур.

    Все – маньяки. Все двулики.
    Всякий бес найдет ребро,
    А улики… А улики
    Отправляются в ведро.

    О, пленительная груда
    Наших пакостных утех!..
    Баба Валя, будто Будда,
    Зная все, прощает всех.

    Будь умнее. Бей баклуши,
    Пей вино. Кури табак.
    Чтоб не знать людские души -
    Не смотри в помойный бак.

    (1я песенная часть)

    У бабы Вали в подвале кошки хмурили лбы,
    Когда собаки подвывали сквозняку из трубы,
    Но жили дружно, ели сыто, у помойного корыта
    Все богаты. А ты? А ты?

    У бабы Вали бывали академик и бомж,
    И толковища толковали все о том же, о том ж,
    Она лечила эти лица и сердца, в которых длится
    Непогода – года, года.

    У бабы Вали скрывали самиздат и винил,
    И тех, кто срок отбывал, и тех, кто их обвинил,
    Она мирила дураков, и после слез и матюков
    Просила глотка – глотка, глотка.

    Припев:

    Баба Валя, соль моей бедной земли,
    Выйди, спаси, отмоли,
    Отведи беду, беду, беду, беду, беду, беду, беду, беду,
    Ба-ба Ва-ля…

    У бабы Вали дневали проститутки с Тверской,
    Простое пиво попивали за соленой треской,
    И разомлевшая путана ей врала про капитана
    Парохода. О да, о да!..

    У бабы Вали сновали Салтыков и Щедрин,
    И правду жизни добывали из помойных корзин,
    По локоть вымазав манжеты, сбросив в поисках сюжета
    Всю браваду в аду, в аду.

    У бабы Вали вставали в новогоднюю ночь
    Все те, которых не позвали ни подруга, ни дочь,
    И дружно плакали, икая, что судьба у них такая
    Злая дура… Ура… ура…

    Припев.

    (2я стихотворная часть)

    Бабе Вале лет немало,
    Пожила так пожила.
    Понимала, понимала,
    Пока все не поняла.

    Раньше мусор был покруче,
    Нашей дряни не чета.
    Догорали в общей куче
    И надежда, и мечта:

    Красный бант поверх кожанки,
    Транспаранты и бинты,
    Вшивый ватник каторжанки,
    И опять – мечты, мечты…

    Златотканые погоны,
    Расписные веера,
    Бритых пуделей попоны,
    Барских елок мишура,

    Табакерки, портсигары,
    Муфты, шали, шушуны,
    Ноты вальса для гитары,
    Локон лопнувшей струны…

    Ордена и аксельбанты
    Догоняли на лету
    Гимназистские диктанты
    Через «ять», через «фету»;

    Догорали в одночасье
    На осколках - вензеля
    От разбитого на счастье
    Именного хрусталя,

    А цветы… Как дивно жалки,
    Горьким запахом крича,
    Вяли пармские фиалки,
    Бархат лилий, роз парча.

    От заоблачных поэтов,
    С поднебесных чердаков
    Шел, от крови фиолетов
    Рваный снег черновиков.

    О, стаканчик из-под мусса,
    О, платочек кружевной…
    Это был прекрасный мусор,
    Главный мусор. Коренной.

    Все упало. Все пропало.
    Ни секунды не спасти.
    Из помойного подвала
    Нет обратного пути,

    Но забудется едва ли
    Жизней скошенных жнивье
    Вечным сердцем бабы Вали,
    Вечной памятью ее.

    (2я песенная часть)

    У бабы Вали в подвале – ржавый злой перископ
    Глядит туда, где не бывали ни Коперник, ни поп,
    У бабы Вали вместо люстры – третье око Заратустры
    Бьется током. О ком? О ком?

    У бабы Вали в подвале – новый Ноев ковчег
    Для человеческой швали, для святых и калек,
    Под вечным ливнем из дерьма здесь пьет и курит задарма
    Моя Россия. И я. И я.

    Припев.

    (Кода)

    А в пять утра, когда мы спим, и пуст восьмиэтажный саксофон,
    Берет его небесных лабух…
    Пусть не ноктюрн, а просто блюз, но самый главный блюз играет он
    Для всех обиженных и слабых,

    А баба Валя, дочь его, оставив человеческий прикид,
    Идет на зов саксофониста.
    Со старой крыши над Москвой она, расправив крылья, полетит
    Туда, где чисто, чисто…

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Гаммельн


    Я брожу по планете воды и земли,
    А на ней – никого. Все куда-то ушли.
    Я брожу по планете земли и воды,
    А на ней – никого. Только ваши следы.
    Я иду по следам. Я спускаюсь в метро.
    Там летят поезда, как колоды Таро.
    Силуэты на картах окон я считаю шагами,

    Припев:
    Чтоб увидеть тебя, мой друг,
    Чтоб кольцо твоих добрых рук
    Обвило, как спасательный круг, когда кончится дно под ногами,..
    Чтоб ладони легко плылось
    По теченью твоих волос
    В тихий омут спасительной дудочки родом из города Гаммельн.

    Я брожу по планете весны и зимы,
    А на ней – никого. Пустыри да холмы.
    Я брожу по планете зимы и весны,
    А на ней – никого. Океаны пресны,
    И в застиранной ливнями неба джинсе
    Заржавели и выпали молнии все.
    Я возьму этот мир, будто лист, и сложу оригами,..

    Припев.

    Я брожу по планете добра и любви,
    А на ней – никого. Хоть молчи, хоть зови.
    Я брожу по планете любви и добра,
    А на ней – никого. Сквозняки да ветра.
    Я сниму капюшон. Я услышу дуду,
    И за вами за всеми я следом уйду
    По возникшей из моря и в море вернувшейся гамме,..

    Припев.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Гобелен

    Посвящается Р. Руденко

    Отпустите меня в этот сотканный сном гобелен,
    Что висел на стене, неумело враждуя с обоями.
    Это было давно, и стена попрощалась с обоими,
    А потом и сама обратилась в известку и тлен.

    Отпустите меня из страны, где тоска и метель,
    На альпийский простор, незнакомою девочкой вышитый,
    На котором – покой. На котором чем проще, тем выше ты,
    И в закатном луче золотая блестит канитель.

    Отпустите меня в этот мир, что лежит во весь рост,
    И, как спящий мастифф над остатками сытного ужина,
    Обнимает гора деревеньку, где домиков дюжина,
    И церквушка при них, и заросший забвеньем погост.

    Отпустите меня в дивный сад, где ни ангел, ни бес
    Не уронят плода на ученую голову Ньютону,
    Чтоб остались навек милосердною тайной окутаны
    И молчание недр, и немая молитва небес.

    Отпустите меня к юной деве, что спит на траве
    И смеется во сне, под собою не чуя горошины.
    Я паду перед ней, новорожденным месяцем скошенный,
    И влечу в ее сон лепреконом на белой сове.

    Отпустите меня в этот мир, что не знает беды,
    И когда кредитор в мою дверь постучится за платою,
    Он найдет гобелен с несуразной джинсовой заплатою
    И услышит мотив старомодной пастушьей дуды.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Храм Любви


    - Храм Любви  завершен.
    Эй, палач! Твой черед.
    Ослепи мастера.
    Должен быть мастер слеп.

    - Господин! Погоди.
    Пожалей палача.
    Я глаза сам закрыл.
    Храм Любви завершен.

    - Храм Любви завершен.
    Эй, палач! Твой черед.
    Режь язык мастеру.
    Должен быть мастер нем.

    - Господин! Погоди.
    Пожалей палача.
    Я уста сам закрыл.
    Храм Любви завершен.

    - Храм Любви завершен.
    Эй, палач! Твой черед.
    Задуши мастера.
    Должен быть мастер мертв.

    - Господин! Погоди.
    Пожалей палача.
    Я и так мертв уже.
    Храм Любви завершен.

    - Как же ты, грязный раб,
    Видишь нас, если слеп,
    Говоришь, если нем,
    И живешь, если сдох?

    - Господин! Погоди.
    Он не лгал. Он ушел.
    Это я, Храм Любви
    Говорил за него.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Женщина и Флейта


    Женщину и Флейту
    Помнят мои губы,
    Помнят мои пальцы
    Только их одних.
    Музыку свободы,
    Музыку неволи,
    Музыку дороги
    Я играл на них.

    Ах, как они пели
    В радости и боли,
    Радугой венчали
    Души и тела.
    Две моих купели.
    Две моих любови.
    Две моих печали.
    Два моих крыла.

    Женщина и Флейта,
    Вот вам мое сердце,
    Рюмочка Абсента,
    Фляга коньяка.
    Пейте, не жалейте
    Терпкую от терций,
    Сладкую от септим
    Душу дурака.

    А когда однажды
    Опустеет фляга,
    Музыкой завесьте
    Пауз зеркала.
    Две извечных жажды.
    Два поникших флага.
    Две чужих невесты.
    Два моих крыла.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Калачиком


    Маленький мальчик свернулся калачиком.
    Может быть, дремлет, а может быть, плачет он.
    Может быть, греет собою растение
    Очень ранимое, очень весеннее.

    Может быть, ждет он свою половиночку,
    Белую Яночку, черную Иночку,
    Чтобы пришла половиночка с мячиком,
    Рядом легла и свернулась калачиком.

    Маленький мальчик свернулся калачиком.
    Может быть, он подражает галактикам.
    Может быть он – это первая буквица
    Слова, которое век не забудется.

    Может быть, в мире людей заблудился он,
    Может быть, вовсе еще не родился он.
    Мало ли мальчиков в городе Китеже.
    Не подходите. Идите. Идите же.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Маруся


    Вдалеке от Москвы и Эльбруса,
    На границе большого села
    Черноглазая девка Маруся
    Как березка, тихонько росла.
    Не боялась Маруся бабаев
    И других криминальных персон,
    Потому что Василий Чапаев
    Охранял ее девичий сон.

    Он висел в изголовье кровати
    Над подушек крахмальной горой,
    На боящемся пыли плакате
    Не боящийся пыли герой.
    И ночами без всяких усилий,
    Как какой ни будь сказочный тать,
    Вылезал из плаката Василий
    Выпить водки и так, поболтать.

    А года пролетали, как птицы,
    Исчезая в чужой стороне,
    И однажды созрела девица,
    Будто яблочко сорта Ранет.
    Но гоняла она шалопаев,
    Не приняв ни подарки, ни лесть,
    Потому что Василий Чапаев
    Охранял ее девичью честь.

    А судьба, ненасытная кляча,
    Съела яблочко сорта Ранет,
    И веселое слово Удача
    Запрягла в невеселое Не.
    И Маруся тогда попугаев
    Завела, чтоб любить и жалеть,
    Но явился сердитый Чапаев,
    И открыл попугайскую клеть.

    И смекнула Маруся, что нету
    Смысла в жизни реальной ваще,
    Подключилась она к Интернету,
    Стала орком в дырявом плаще,
    И мочила Маруся джедаев
    В лабиринтах 3D катакомб,
    Но явился сердитый Чапаев,
    Выпил водки и выключил комп.

    И скулила судьба, будто сука,
    В вечной течке бесстыжей души,
    Той, что чует не пес-кобелюка,
    А волчара в таежной глуши.
    И слеза, щекоча и щипая,
    Закипела на левом глазу,
    Но явился Василий Чапаев,
    Выпил водки и вытер слезу.

    Но решила Маруся: пора, блин,
    И сорвала со стенки, крича,
    И скрутила в бумажный кораблик
    Василия Ивановича.
    И, как водку, бортами черпая
    Злую воду речушки Урал,
    Полинявший Василий Чапаев
    Из Марусиной жизни удрал.

    Опустела душа, будто псарня,
    Где надежды брехали, как псы,
    И Маруся нашла себе парня,
    И на нем отрастила усы.
    По утрам она пьет капучино,
    Плохо спит, зато рано встает,
    И висит на стене Аль Пачино.
    Не приходит. Не курит. Не пьет.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Маски долой!


    Время утра – это время утрат,
    Время провала,
    Время утра – это время удрать
    Прочь с карнавала,
    Время вести сквозь пустые дворы
    На поводке золотой мишуры
    Жадно скулящую душу, что рвется назад, в тихий омут последнего вальса.

    Маски долой – это ложью пролившийся хмель,
    Маски долой – это лиц предрассветная Гжель,
    Маски долой – это самой последней шутихой освистанный выход на сцену актеров,
    чьи лица нагие еще беззащитней, чем тело нагое актера.

    Время утра – это время утрат,
    Время бессилий,
    Время утра – это время у врат
    Новых бастилий,
    Время разуться и вброд перейти
    Этот бездонный ручей конфетти,
    Прыгая с маски на маску, чтоб не оступиться и не захлебнуться печалью.

    Маски долой, проститутки, воры, упыри!
    Маски долой, акушеры последней зари!
    Маски долой! Разведите портьеры, как бедра, и, вымазав пальцы в рассветной крови,
    потяните за темя застрявшее Солнце, ведь воды росы отошли.

    Время утра – это время утрат,
    Время напалма.
    Время утра – это время украсть
    Душу напамять,
    В час, когда первым рассветным лучом
    Голем любви пополам рассечен
    На две фигуры, лежащие розно, и нежность, как кровь запеклась на их ранах.

    Маски долой – кроме той, под которой зола,
    Маски долой – кроме той, что к тебе приросла,
    Маски долой – кроме той, под которой другая, и третья, о Господи, сколько личин
    прикрывают дрожащие губы ребенка и шепот: «Пожалуйста, я не нарочно, я больше не буду…»

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Ночной троллейбус


    В твоей квартире спит семья,
    В моей общаге пьют друзья,
    Снаружи сыро и темно, а в сердце томно.
    И даже сквер нам не помог,
    Насквозь под дождиком промок.
    Зачем же первая любовь всегда бездомна?

    Ночной троллейбус, добрый друг,
    Сложивший крылья своих дуг,
    Открывший дверь для двух детей в чужих обновках,
    Как далеко он нас завез,
    До самых звезд и выше звезд,
    Да жалко, высадил на разных остановках.

    А дальше были две судьбы,
    Мелькали годы, как столбы,
    То черный ворон подвозил, то белый Боинг,
    А за спиною вдалеке,
    В давно забытом городке
    Ржавел троллейбус, дожидаясь нас обоих.

    Ночной троллейбус, добрый друг,
    Сложивший крылья своих дуг,
    Открывший дверь для двух детей в чужих обновках,
    Как далеко он нас завез,
    До самых звезд и выше звезд,
    Да жалко, высадил на разных остановках.

    В тоннеле жизни все быстрей
    Неверным светом фонарей
    Мелькают мимо то ли луны, то ли лица,
    Уже в конце зажегся свет,
    А жизни не было и нет,
    И только первый поцелуй доселе длится.

    Ночной троллейбус, добрый друг,
    Поднимет крылья своих дуг
    И оторвется от земли, такой неловкий,
    Взлетит, как небо голубой,
    Над незадавшейся судьбой,
    И подберет нас на конечной остановке.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Трасса


    И все достало, и все достали,
    Пришла пора притопить педали –
    И ты ушел из дома, захлопнув дверь.
    И, спотыкаясь о светофоры,
    Не дав дороге ни метра форы,
    Пошел на выход верный железный зверь.

    Прости-прощай, человечий улей,
    Где под улыбкой – оскал акулий,
    Где все пропахло ложью и нищетой.
    Весь этот Богом забытый город
    Твоим капотом по шву распорот
    И перечеркнут красной косой чертой.

    Ты выходишь на трассу.

    Припев:
    День за днем, за далью – даль
    По степи
    Раз нога нашла педаль -
    Притопи

    И в слове «здравствуй» я слышу «трасса»,
    На час дороги – три века транса,
    На век дороги – десять веков дождя.
    И дворник воду гребет устало
    От стоп-сигнала до стоп-сигнала
    Того, кто едет на жизнь впереди тебя.

    А вдоль дороги – хромые шавки,
    Цветы ромашки, цветы синявки,
    И манит дымом вечный, как мир, мангал.
    А вдоль дороги – твоя Россия,
    Там бродят боги ее босые,
    И пляшут черти в пыльных глазах зеркал.

    Ты выходишь на трассу.

    Припев.

    Тебя здесь нет. Ты остался дома,
    Где Льва Толстого четыре тома
    И телевизор громко и подло врет.
    А здесь ты просто – две тонны стали,
    Твои колеса бежать устали,
    И, не мигая, фары глядят вперед.
    И ты смеешься над этим перцем
    С его бронхитом и слабым сердцем,
    С его судьбой всегда западать на дур.
    Его б сюда, на обгон по встречной,
    Навстречу фарам, вдоль этой вечной,
    Едва ползущей черной колонны фур.

    Ты выходишь на трассу.

    Припев.

    Холодный ветер из-под асфальта
    Закрутит стрелки в обратном сальто -
    И из-под трассы выедет старый тракт.
    Цыганской тройки дорогой дальней,
    Печальным звоном цепи кандальной
    И плачем скрипки плети казачьей в такт.

    И ты поймешь, что уйти с дороги
    Не могут люди, не могут боги,
    И станет все понятно, как дважды-два.
    А дважды-два – это полный привод,
    А значит, просто потри загривок,
    И притопи педали, пока жива

    Твоя вечная трасса.

    Припев.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Тумба для афиш


    Эту тумбу для афиш
    Ты ничем не удивишь,
    Даже гордой примадонной,
    Покорившей весь Париж,
    Даже грозным силачом
    С леопардовым плечом.
    Этой башенке картонной
    Все на свете нипочем.

    И шутов, и королей
    Ожидают кисть и клей.
    Время бьет их,  будто карты
    Козырями понаглей.
    Если всех жалеть всерьез,
    То не хватит тумбе слез.
    Глупо плакать над плакатом.
    Что забылось – то сбылось.

    Все не зря, когда вдогонку: «Браво, артист!»
    Стыд – злодею, смех – ребенку: «Браво, артист!»
    Пусть недолог век афишки,
    Пусть судьба меняет фишки,
    Крикнут люди и людишки: «Браво, артист!..»

    Тумба плачет лишь о том
    Строгом мальчике с альтом,
    Что остался на асфальте,
    Сбитый маленьким авто.
    Ах, зачем же ты кровишь
    Сквозь бинты других афиш,
    Недошедший, ах, как жаль-то,
    Неуслышанный малыш?..

    Злой кассир мычал спросонок: «Деньги назад…»
    Пел злодей, рыдал ребенок: «Деньги назад!..»
    Натоптавшись по афишке,
    Накричавшись до одышки,
    Встали в очередь людишки: «Деньги назад!»

    И никто из них не знал,
    Что битком набитый зал,
    Где альтист на сцену вышел -
    Стоя мальчика встречал.
    В этом зале были все,
    Кто хоть раз во всей красе
    Прокатил свою афишу
    На картонном колесе.

    Гром гремел по всей планете: «Браво, артист!»
    Все злодеи стали дети: «Браво, артист!»
    В час, когда глазами судей
    Из зеркал твоих прелюдий
    На людишек смотрят Люди – «Слава, артист!»

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Помнишь…


    помнишь…
    плодными водами дождь отходил…
    помнишь… нас с тобой август в мученьях родил…
    помнишь… как ураган в колыбели ветрил
    спал

    помнишь… как мы стояли без слов и без кож,
    помнишь… как облетали одежда и ложь…
    помнишь… как этот мир на себя непохож
    стал

    птахой
    по двору
    праха
    наберу
    помнишь, как тишина нам стелила ложе
    сжалься
    не казни
    вальсом
    охрани
    пальцем
    рот зачеркни и молчи, о, боже…

    помнишь… ноги рассвета, окон стремена,
    помнишь… как мы давали вещам имена,
    помнишь… как они умерли… наша вина
    в том

    помнишь… оловом слов соловели глаза
    помнишь… горло глагола и циркуль аза,
    помнишь… как за названьем явилась гроза
    в дом.

    помнишь,
    как тела
    будто
    два весла
    сохли стрелками на циферблате ложа
    сжалься
    не казни
    вальсом
    охрани
    пальцем
    рот зачеркни и молчи, о, боже…

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Casa Del Sierra (6я Пиратская)


    В детстве далеком, где пусто и серо, сиро и серо, сыро и серо
    Пела мне мать про Каса дель Сьерра, Каса дель Сьерра, Каса дель Сьерра.
    Имя ее повторял я, шепча,
    Белою башней казалась свеча.
    Белою башней на черных камнях,
    В шуме прибоя зовущей меня.

    Припев
    Хэй (1 малыш, 2 моряк, 3 пират, 4 мертвец, 5 малыш), хэй, пой да пей,
    Хой, хой (1 малыш, 2 моряк, 3 пират, 4 мертвец, 5 малыш), хой, пей да пой!

    Стал я слугою у знатного сэра, жадного сэра, глупого сэра,
    И усмехалась Каса дель Сьерра, Каса дель Сьерра, Каса дель Сьерра.
    Эта усмешка мне стала пинком,
    Чтоб моя жизнь понеслась кувырком,
    Чтобы однажды взять курс на мечту
    В пахнущем рыбой Бристольском порту.

    Припев.

    Выпал мне долгий путь флибустьера, рай флибустьера, ад флибустьера.
    Много добычи в Каса дель Сьерра, Каса дель Сьерра, Каса дель Сьерра.
    Что же я медлю, глядя в прицел?
    Вот она, башня, бей, пока цел.
    Пушки готовы, горят фитили,
    Что ж ты, корсар, не командуешь «Пли!»?

    Припев.

    Вижу на башне тень офицера, жест офицера, взмах офицера.
    Первой успела Каса дель Сьерра, Каса дель Сьерра, Каса дель Сьерра.
    Верный фрегат превращен в решето.
    В танце обломков не выжил никто.
    Девы морские, смеясь, теребят
    Желтые слитки и кости ребят.

    Припев.

    Пусть меня гложет адская сера, горькая сера, вечная сера,
    Но невредима Каса дель Сьерра, Каса дель Сьерра, Каса дель Сьерра.
    Там, где заката алеет парча
    Белая башня стоит, как свеча.
    Ярко горит в изголовье яслей,
    Чтобы мальчишке спалось веселей.

    Припев.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Давай помечтаем


    Давай помечтаем, как ты будешь рыбой, а я – рыбаком,
    Давай помечтаем, как ты меня в воду утянешь тайком,
    И я буду думать, что ты – мой улов,
    Но кто из нас рыба, а кто – рыболов?
    Потом посчитаем, когда домечтаем.

    Давай помечтаем, что нету на нас ни седла, ни стремян,
    Давай помечтаем, что есть только мякоть да горстка семян.
    Лежим, два арбуза на старой бахче,
    И нас ничего не волнует вообще,
    Лежим и болтаем, лежим и мечтаем.

    Припев:
    Мечта, мечты, мечте, мечту, мечтой, ой-ой-ой,
    Не та, не ты, не те, не ту, не с той, ой-ой-ой,
    Но, на то и люди,
    Чтоб мечтать о чуде,
    Так давай,
    Не спи, не стой,
    Давай помечтаем!

    Давай помечтаем, как в гости к Луне мы шагнем из окна,
    Давай помечтаем, как станет легко на планете Луна,
    И станет Луна, как огромный батут,
    И будем мы прыгать, ты там, а я тут,
    Пока не устанем. Давай помечтаем!

    Давай помечтаем, что стали мы боги, и правим людьми,
    Давай помечтаем, что стали мы просто обратно детьми,
    И боги, и дети на заднем дворе
    Солдатиков с куклами делят в игре,
    И мы не отстанем. Давай помечтаем.

    Припев.

    Давай помечтаем о верных компасах, что смотрят на норд,
    Давай помечтаем о тех кораблях, что возьмут нас на борт,
    И в небе ночном золотая роса
    Укажет нам путь, и взлетят паруса
    Вослед птичьим стаям. Давай помечтаем.

    (минорный куплет)
    Давай помечтаем, что наша планета не сходит с ума,
    Давай помечтаем, что нас не найдут ни война, ни чума,
    Давай помечтаем, что март начинается за сентябрем,
    Что время сердца не зальет янтарем,
    Что мы никогда, никогда не умрем –
    Давай помечтаем. Давай помечтаем.

    Припев.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Дед Егор


    Дед Егор помирал, как костер догорал,
    Шли по памяти ржавые сполохи.
    То колхоз, то война, то чужая жена,
    То начальник, то кореши, олухи.

    И лежала рука на груди старика
    Над постели крахмальною снежностью.
    И кого-то звала. И была тяжела
    Вековой, нерастраченной нежностью.

    Эту руку бы взять – да на крышу сложить,
    Чтобы с пальцев апрелем закапало.
    Эту руку бы взять – да отмыть ото лжи,
    Той, которою правду закапывал.

    Эту руку бы взять – да отдать скрипачу.
    Он бы врезал такую симфонию,
    Чтоб по всем чердакам, от дворцов до лачуг,
    Сквозняками любви засифонило.

    Ох, неймется руке. По палате сосед
    Третий день изгаляется, гадина.
    Почеши и пройдет. Что, слабо тебе, дед?
    Для того нам ручонки и дадены!

    Кулаком бы его. Так, чтобы хрустнула кость.
    Сколько их, вот таких, не наказано…
    Но не хватит души, чтобы тратить на злость.
    Дед Егор помирал, как и сказано.

    ***

    Кто румяна, как креветка,
    И, как бабочка, нежна,
    Кто пол-сотни раз невеста,
    Но ни разу не жена?
    Светка, медсестра,
    Светку знает весь Минздрав,
    Рыжую, бесстыжую, да, весь Минздрав!

    Кто хорош и в рок-н-ролле,
    И в кислотном клубняке,
    От кого на фейс-контроле
    Вся охрана в столбняке?
    Светка, медсестра,
    Зажигает до утра,
    Рыжая, бесстыжая, ох, до утра!

    Кто махнув стопарик водки,
    В Интернете ловит кайф,
    Правит фотки, постит фотки,
    (вар. Постит, постит, постит фотки)
    Материт зависший Скайп?
    Светка, спору нет,
    Светку знает весь Рунет,
    Рыжую, бесстыжую, да, весь Рунет.

    Кто не даст нам покемарить,
    Кто кричит «Штаны долой!»,
    Кто кусает, как комарик,
    Одноразовой иглой?
    Светка, медсестра,
    Ох, игла ее остра,
    Рыжая, бесстыжая, игла остра…

    ***

    Ноль часов, ноль минут. Ша, ребята! Обход!
    Час командовать сестрам да нянечкам.
    Прячь колоду, браток, да запомни, чей ход.
    Эх, простынка, ложись на меня ничком…

    Сигареты в окно, а бутылки под стол!
    Да смотри, не напутай, куда чего.
    Вот и Светка идет, а при Светке – укол.
    Ох, сестричка, не трогай лежачего!

    А она мимо всех, как удача, прошла,
    Ослепив и походкой, и позою:
    - Я к тебе, дед Егор. Закуси удила.
    Запрягу тебя в банку с глюкозою.
     
    …На поляну в лесу, где мальчишка Егор
    В полудреме разглядывал счастие,
    Прилетела пчела из-за солнечных гор,
    И тихонько куснула в запястие.

    И – проснулся Егор. Растопырил глаза.
    И увидел, что все они туточки.
    Комсомолка в платке, что вилась, как лоза.
    И мадонна с лицом проституточки,

    И, конечно же, та, в дом которой, как гость,
    Заявился зимой, вышел в оттепель.
    Но судьбой, как плащом, зацепился за гвоздь,
    И порвалась судьба. Кто зашьет теперь?

    Нет, постой! Погоди! Да ведь ты – медсестра?
    Сорок третий. Ранение. Камфора.
    Или нет. Не она. Ты же дочь гончара,
    Что носила по берегу амфоры.

    Да и сам я тогда жил на свете ином.
    Желтый город, и улочки узкие.
    И в безлунную ночь у тебя под окном
    Колыбельную пел не по русски я.

    Под конвоем теней на последний маяк
    Ухожу по этапу с вещами я.
    Дай коснуться тебя, золотая моя,
    Дай потрогать тебя на прощание!..

    ***

    Дед Егор помирал – как костер догорал,
    А рука – всех апрелей апрелистей!
    Потянулась рука в белизну да шелка,
    Чтоб добраться до Светкиных прелестей.

    Мужики – хохотать. Ай да дед! Ну, кобель!
    Да ведь он без серьезных намерений!
    Не сдавайся, сестра! Что стоишь? Ну ка, бей!
    По рукам его, старого мерина!

    А у Светки готов трехэтажный ответ
    На дурную мужицкую голову.
    Отступила на шаг… И – споткнулась о свет,
    Окруживший поляну Егорову.

    И – шагнула назад. Постаревшей. Другой.
    Как на плаху, взошла в его горюшко.
    Распахнула халат. - Ну, давай, дорогой,
    Забери меня, мальчик Егорушка.

    Что случилось потом – не скажу. Не видал.
    Отвернулся от них, как и прочие.
    Помню, ветер в щелях не по русски шептал.
    Помню звезд за окном многоточие.

    Но – не помер старик. И, хоть смейся, хоть плачь,
    Проживет он, наверно, лет сто еще.
    И висела судьба, как заштопанный плащ
    На казенной, для капельниц, стоечке.

    А за Светкой закрылась палатная дверь,
    И Луна подмигнула, как камбала.
    И глюкоза по трубке, не нужной теперь,
    Как сосулька апрельская, капала.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Имена


    Имена, что мы шепчем во сне,
    Тают быстро, как снег повесне.
    И, как снег, возвращаются к нам
    Имена. Имена.

    Мы сбегаем от них наяву,
    Затоптав в суету и траву,
    Но хранит под подушкой Луна
    Имена. Имена.

    Имена, будто карты Таро.
    Имена, как на сердце тавро.
    Ложь. Предательство. Трусость. Вина.
    Имена. Имена.

    По ночам, просыпаясь в поту,
    Мы будильнику шепчем: «Ату!»,
    Натравляя, как гончую, на
    Имена. Имена.

    Замолчите! Не верю! Вас нет!
    Ни в раю, ни в аду, ни во сне.
    Вам заплачено горем сполна,
    Имена. Имена.

    Пусть года унесут, как шторма,
    Все пожитки, мечты и дома,
    Лишь бы смыла шальная волна
    Имена. Имена.

    Но волна не коснется имен.
    Ими каждый навек заклеймен,
    И, как пес, отзывается на
    Имена. Имена…

    Вот и все. А итогом пути
    Станет горькое право уйти
    В чей-то сон, окликающий нас
    Имена. Имена. Имена.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    На окраине мира


    На окраине мира сижу, подпеваю волнам,
    И дельфины – подводные люди окраины мира,
    Как колеса фортуны, насмешливо катятся мимо,
    И медуза тиха, как застывший в полете волан.

    На окраине мира сижу, провожаю закат,
    Габаритный огонь на последнем вагоне состава.
    На сегодняшний день больше не принимается ставок.
    На окраине мира сижу, провожаю закат.

    На окраине мира сижу, провожаю друзей,
    Всех, кто не опоздал на идущий в забвение поезд.
    До свиданья, ребята. Жму руку и кланяюсь в пояс.
    На окраине мира сижу, провожаю друзей,

    Припев:
    Тик так, тик так,
    Мир тут тих так,
    Мир так прост и чист.
    Так тик, так тик,
    Новый тактик
    Лег на нотный лист.

    На окраине мира дежурю, закутавшись в ночь.
    Ах, как холодно здесь без любимой хмельному скитальцу!
    Твоим именем, Анна, дышу на замерзшие пальцы,
    Чтоб вот этот простой ля мажор, ну хоть как ни будь, смочь.

    На окраине мира сижу и пишу этот стих,
    Как наседка, сижу возле моря на правильном камне,
    Чтоб из этого камня под утро явилась строка мне,
    Чтобы ветер в душе хоть чуток, хоть ненадолго, стих.

    На окраине мира сижу и встречаю рассвет.
    Там отклеилась ночь, будто угол вчерашней афишки,
    На зеро восходящего солнца я ставлю все фишки.
    На окраине мира сижу и встречаю рассвет.

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Песенка про моих детей


    Если вычесть небо,
    Если вычесть море,
    Если не считать осенний лес,
    Если вычесть счастье,
    Если вычесть горе,
    Что же мне осталось на земле?
    Ни чинов, ни славы, ни золота,
    Ни судьбы крутого посола, только

    Припев
    Дети. Сын и дочь.
    Вы со мной, как день и ночь.
    Вы и только вы есть на всей планете.
    Дети. Дочь и сын.
    Будь я нищим и босым,
    С вами я богаче всех на свете.

    Если вычесть реки,
    Если вычесть горы,
    Если не считать чужих птенцов,
    Если вычесть голос,
    Если вычесть город,
    Что осталось мне, в конце концов?
    Сотни слов о том, что не любит слов
    И весло, что к берегу не везло, но

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Песня Лилит


    Я расскажу о шарманке Пьеро,
    Слушай, смотри же,
    Кукольный город в ней сделан хитро,
    Вроде Парижа.
    Крутится ручка – и солнце с луной
    Ходят по кругу на спице одной,
    Будто бы, за руки взявшись, тут кружатся День и Ночь.

    Впрочем, шарманка – не главный герой,
    Слушай, смотри же,
    Я расскажу про Лилит и Пьеро
    Сказку Парижа.
    Крутится ручка, шарманка поет,
    В кукольном городе солнце встает,
    И перед публикой гордо выходит Лилит вот так:

    Припев.
    Шаг, еще шаг, еще шаг,
    И поворот направо,
    Шаг, еще шаг, еще шаг,
    И кувырок, другой.
    Всем поклониться лукаво,
    Если кричат тебе «Браво!»,
    С пола поднять медяки
    И помахать рукой.

    Я расскажу тебе, только не плачь,
    Слушай, смотри же,
    Как появился однажды скрипач
    В том же Париже.
    Был он уродлив и, кажется, хром,
    Но пополам он разрезал смычком
    Тихую песню шарманки, игравшую день и ночь.

    Музыка скрипки была горяча,
    Слушай, смотри же,
    Как загорелись от рук скрипача
    Души в Париже,
    Только Лилит все понять не могла,
    Что же толпа в этой скрипке нашла,
    Ведь под нее никогда не станцует Лилит вот так:

    Припев.

    Я расскажу, как горела свеча,
    Слушай, смотри же,
    Там, куда Пьер пригласил скрипача
    Выпить в Париже.
    Кто бы ни бросил отраву в вино –
    Выпили оба, ушли заодно,
    Канули кто в небеса, кто под землю, как день и ночь.

    Я расскажу, как тихонько скулит
    Слушай, смотри же,
    Возле шарманки мартышка Лилит
    В тихом Париже,
    Трогает ручку, шарманка поет,
    Солнце на спице над миром встает,
    Пляшет Париж и весь мир под шарманку Лилит вот так:

    Припев.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Песня про овечку


    В небесах летит овца, не видать ее лица.
    Под копытами овцы – купола да бубенцы.

    Под копытами овечки ходят, бродят человечки,
    Ай да глупая овца! Или мало ей овса.

    Под копытами овцы бродят мамки да отцы
    Бродят месяц, бродят век, и никто не смотрит вверх.

    Сонно гаркнула овчарка, да пастух полез за чаркой,
    Глаз потер, хлебнул винца: - Ай да глупая овца.

    Над овцой, надув бока, бродят братья-облака.
    И отара их близка, да не пустит чужака.

    Ты, овца, мол, нам не пара. Ты из плоти, мы из пара,
    Но полюбим, вот те крест, если скажешь свой секрет.

    А овца: - Секрет простой.
    Хочешь в небо – просто стой.
    Стой и жди. Придет пора,
    И с небесного пера
    Черной кляксой капнет тень
    На овечью скукотень.
    Тень – погибель. Тень – беда.
    Овцы брызнут кто куда.
    Растекаясь, как смола,
    Тень весь мир сожжет дотла.
    Тень орла. Лишь ты, малыш,
    Что-то стоишь. И – стоишь.
    В центре черного креста
    Вся – мученье. Вся – мечта.
    Из мучений и мечты
    С невозможной высоты
    На овечье на чело
    Человечье снизошло.
    И – падет овечий бог.
    И возьмет тебя за бок.
    Всю возьмет. Сожмет в горсти.
    Хлопнет крыльями – лети!
    Жизнью небу заплати
    И – лети. Лети. Лети.

    Ай да глупая овца, ловит бога на живца.
    Ай да глупая овца, корм для божьего птенца.
    А она не виновата, что душа ее крылата,
    А что белое руно стало к вечеру красно –
    Это от заката.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Позови


    Позови, ты позови меня
    Из темной комнаты
    Во сне, в бреду, навеселе.
    Позови меня по имени,
    Ведь ты и только ты
    Его и знаешь на земле.

    До тебя его не знал я сам,
    Не верил паспорту,
    Не с нем, не то, не там пел,
    И бродил, бродил по небесам,
    И лодки пас в порту
    Мой безымянный ангел.

    Позови, ты позови меня
    В мороз и в оттепель,
    Во сне, что осенью пропах.
    Позови меня по имени,
    Чтоб знал я хоть теперь,
    Кого встречаю в зеркалах.

    Я на зов приду в твой тихий бред
    Знакомым обликом
    На лунном бумеранге.
    А за мной, как пудель, взявший след,
    Виляет облаком
    Тобой спасенный ангел.

    Позови, ты позови меня
    И в тишине моей
    На сердце топнет сапожок.
    Позови меня по имени,
    И я приду, ей-ей,
    Приду отдать тебе должок.

    Сто имен мой долг оплатят,
    Сто имен, как сотня платьев.
    Ты примеришь понарошку
    Эту странную одежку,
    Эти дивные наряды
    Для принцессы, для наяды,
    Для царицы, для рабыни,
    Для воровки, для богини,
    Для девчонки, для старухи,
    Для монашки и для шлюхи,
    Для в огне сгоревшей ведьмы
    Сто имен, сто песен, ведь мы
    Оба знаем этот голод,
    Этот стыд душонки голой,
    Оба знаем мы, как тверды
    Прутья белого кроссворда,
    Этот мир зеркал и сцены,
    Эти ценники и цены
    Больше нас не покалечат.
    Сто имен, как сто колечек,
    Я надену покаянно
    На твой пальчик безымянный…

    Сто имен взойдут, как сто знамен.
    Лети вперед, душа,
    На вороном мустанге,
    Но, прости, мне правда невдомек,
    Где спит, едва дыша,
    Твой безымянный ангел.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Сижу, пою


    Я мог бы сделаться крутым чуваком,
    Я б стал чувак точка ру. Я б стал чувак точка ком,
    Я б на машине марки Майбах ездил взад и вперед,
    Пока до всех не допрет, кому тут выпал джек пот.
    Я б ставил банки на широкую на спину страны,
    Покуда хватит спины, потом пониже спины,

    А я сижу, пою,
    Незнамо как пою,
    А я на боль свою
    Словами капаю,
    А я сижу, пою,
    Незнамо что пою,
    А я судьбу свою
    Словами штопаю.

    Я мог бы прыгать с парашютом и без,
    Я был бы призрак небес,
    Я был бы маленький бес,
    Я залезал бы в тихий омут нежной девичьей души,
    И там шептал бы: «Пляши!»
    И там шептал бы: «Греши!»
    Потом сидел бы на заборе, как нашкодивший кот,
    Смотрел на красный закат,
    Смотрел на розовый восход,

    А я сижу, пою,
    Незнамо как пою,
    А я на боль свою
    Словами капаю,
    А я сижу, пою,
    Незнамо что пою,
    А я судьбу свою
    Словами штопаю.

    Я стал бы птицей и сидел на суку,
    И куковал дураку:
    Ку-ку-ку-ку-ку-ка-ре-ку,
    Я стал бы доктором, медбратом или даже медсестрой,
    А может, стал бы герой,
    И даже супергерой,
    Я стал бы царь для всей планеты и залез на пьедестал,
    Я кем бы только не стал,
    Но, мама, я никем не стал,

    Ведь я сижу, пою,
    Незнамо как пою,
    А я на боль свою твою
    Словами капаю,
    Ведь я сижу, пою,
    Незнамо что пою,
    А я судьбу твою
    Словами штопаю.
    Словами што-ты-што-ты-што-ты-што-ты-што-па-ю (3 раза)
    Слова ништо

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Точка росы


    Точка росы – когда туча устанет быть
    И возвратит за миг то, что копила век,
    Точка росы – когда судьбы теряют «бы»,
    Пар превратится в дождь, боль превратится в снег.

    Точку росы поставь в самом конце письма,
    Чтоб рассказать могла лучше, чем все слова,
    Как холодна постель, если в ней спит зима,
    Как холодна душа, если едва жива.

    Точка росы – когда лес поутру в слезах,
    Что же за сны ему снились опять всю ночь?
    Точка росы – когда в небо кричат: «Слезай!
    Нам без тебя никак, больше никак не смочь!»

    Точку росы поставь в самом конце пути,
    Чтобы вернуть за миг то, что копил века,
    Всех, кого ждал – забудь, всех, кто пришел – прости,
    И занавесь дождем, чтобы наверняка.

    Точка росы – когда пар превратится в дождь,
    Точка, где мы, попы, все рассутанимся.
    Но у беды есть сын, а у дождя есть дочь,
    И они встретятся, где мы расстанемся.

    Дочка росы взойдет, радугой радуя,
    И понесет дитя, и разрешится в срок.
    Дочку росы в пути встречу в награду я
    В белой фате из снов, в черной фате из строк.
    В белой фате из снов, в черной фате из строк,
    В белой фате…

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Шепотом


    Девочка – сгоревший камыш,
    Девочка по имени Ночь,
    Я готов быть тихим, как мышь,
    Только не гони меня прочь.

    Девочка - как треснувший лед,
    Девочка по имени Бред,
    Я готов быть тихим, как кот,
    Только чтоб зарыться в твой плед.

    Я тебе спою шепотом тихую свою песенку,
    Чтобы знала ты, что потом вверх опять пойдет лесенка.
    Ты найди костра зарево, ты услышь слова вещие:
    Вырастет камыш заново, зарастет во льду трещина.

    Девочка как сорванный лист,
    Девочка по имени Боль,
    Я готов быть хитрым, как лис,
    Только чтобы рядом с тобой.

    Девочка, как высохший плес,
    Девочка по имени Смерть,
    Я готов быть верным, как пес,
    Только чтоб любить тебя сметь.

    Я тебе спою шепотом тихую свою песенку,
    Чтобы знала ты, что потом вверх опять пойдет лесенка,
    Ты услышь мою весточку, ты пойми слова вещие:
    Лист найдет свою веточку, плес вернут дожди вешние,

    Я тебе спою шепотом тихую свою песенку,
    Чтобы знала ты, что потом вверх опять пойдет лесенка.
    Лесенка вернет славою все, что забрала силою,
    (Лесенка взойдет славою прямо в небеса синие)
    Боль тебя взяла слабою, чтобы отпустить сильною –
    Девочку по имени День,
    Девочку по имени Брод,
    Девочку по имени Бой,
    Девочку по имени Смерч,
    Я готов быть тихим, как кот,
    Только чтоб любить тебя сметь…

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    The game is over.


    The game is over. Стал смешон
    Эльфийский лук и капюшон.
    В тебя сыграли.
    И там, где был доспех врага,
    Теперь лишь пакля да фольга.
    Ведь ты – в реале.

    Сбежал сюда твой лучший враг.
    Сбежал сюда, где смех и страх
    Бегут по кругу.
    Его ты в зеркале встречай.
    На нем твой фейс, он пьет твой чай
    С твоей подругой.

    Припев
    Эй, напарник, вчера
    Завершилась игра.
    Расставаться пора,
    Мы остались без нас.
    Каждый сам по себе
    Заиграл на трубе,
    Водосточной трубе
    То ли рок, то ли джаз.

    А дома – мрак, кота черней.
    В метро – час пик, как час червей.
    Протухший поезд.
    А дома – лет убогий дрейф
    И вечный поиск кнопки «Save»,
    Напрасный поиск.

    И ты опять рванешься в бой,
    Приняв войну с самим собой
    За битву с миром.
    Тебе найдут, в кого стрелять,
    И перед кем хвостом вилять
    По стойке смирно.

    Припев
    Эй, напарник, вчера
    Завершилась игра.
    Расставаться пора,
    Мы остались без нас.
    Каждый сам по себе
    Заиграл на трубе,
    Гарнизонной трубе
    То ли рок, то ли джаз.

    The game is over. Ты убит.
    И где-то там поет навзрыд
    По эльфу – нимфа.
    И, как жена, ушла душа,
    Примерив мушку калаша
    Навроде нимба.

    Но ты, напарник, не тужи,
    Ведь где-то там печет коржи
    Закатный повар.
    А значит, где-то бродит кайф.
    А значит, game важней, чем life
    And is not over.

    Припев
    Эй, напарник, вчера
    Завершилась игра.
    Расставаться пора,
    Мы остались без нас.
    Каждый сам по себе
    Заиграл на трубе,
    Поднебесной трубе
    То ли рок, то ли джаз.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Бабочка


    Бабочка молча летит над разбитой дорогой.
    Бабочка молча летит над сгоревшим кварталом.
    Бабочка молча летит над расстрелянным (разрушенным) храмом.
    Бабочка сядет
    На розу из детской раскраски.
    Бабочка сядет
    И сложит ладони.

    Припев
    Эта планета устала любить тех, кто выдумал слово «любить».
    Эта планета устала жалеть тех, кто выдумал слово «жалеть».
    Этой планете не хватит земли тем, кто выдумал слово «земля».
    Эта планета устала
    И хочет домой.

    Этот веселый ручей был разбитой дорогой.
    Этот березовый лес был сгоревшим кварталом.
    Этот задумчивый кедр был расстрелянным храмом.
    Бабочка сядет
    На розу из дикого сада.
    Бабочка сядет
    И сложит ладони.

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Ветер

    посвящается Б. Гукайло

    Ветер,
    Нам ли любить сушу?
    Ветер,
    Сушит она душу.

    Ветер
    Строки в конверте
    Не для меня, мой друг, не про меня.
    Ветер,
    Cпой на рассвете
    Песню огня
    Песню огня

    Ветер,
    Нам ли считать раны?
    Ветер,
    Нам умолкать (затихать) рано!

    Ветер
    Волны навеки
    Смоют следы, мой друг, смоют следы.
    Ветер
    Спой на рассвете
    Песню воды
    Песню воды

    Ветер,
    Нам ли трепать шторы?
    Ветер,
    Просит душа шторма.

    Ветер,
    Вот тебе вертел
    Мир закрути, мой друг, мир закрути
    Ветер
    Пой на рассвете
    Песню пути
    Песню пути

    Ветер,
    Нам ли не знать счастья?
    Ветер,
    Рви моих струн снасти!

    Ветер
    Судно, как вепря,
    Ставь на дыбы, мой брат, ставь на дыбы
    Ветер
    Пой на рассвете
    Песню судьбы
    Песню судьбы.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Да пребудет с тобой…


    Если звезды сулят
    Нищему – клады,
    Если в сердце скулят
    Ветры Эллады -
    Чтоб в дороге везло,
    Всем невзгодам назло,
    Пусть найдет тебе песенка
    Посох, меч и весло.

    Припев
    Да пребудут с тобой
    Озорной Водолей,
    Терпеливый Стрелец,
    Осторожная Дева.
    Да пребудут с тобой
    Зелень вечного древа,
    Свод небес голубой,
    Милосердный прибой -
    Да пребудут навеки
    С тобой.

    Если пламя свечи
    Дышит на ладан.
    Если Бог постучит
    В двери прикладом,
    Если брошены в печь
    Посох, весла и меч,
    То останется песенка,
    Чтоб тебя уберечь…

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Мир сошел с ума


    Моя душа, как музей для черно-белых немых картин.
    В контакте сотни друзей, но в Новый Год я опять один.
    А если даже и нет, то ты ложишься ко мне спиной
    И молча постишь в Инет, о том, как круто тебе со мной.

    Припев
    Мир сошел с ума. Мир сошел с ума. А-а. А-а.
    Мир сошел с ума. Мир сошел с ума. А-а. А-а.

    Душа, как памперс, полна. Течет инфа изо всех щелей,
    И стойкий запах говна не перебъет никакой елей.
    И ложь ложится под ложь, и подставляет покорно зад.
    Не врет лишь мартовский дождь, и почти не врет порносайт (о том, что)

    Припев

    И кто запьет со стыда, а кто от страха сбежит на фронт,
    А кто-то рвется туда, где плачет Бог и летает дронт.
    И кто-то вылетит в транс, а кто-то топит себя в семье,
    Но кто-то бьется за шанс семи глаголам вернуть семь «не».

    (минорный бридж)
    А я – не супергерой, и мое сердце – улей для звезд.
    В нем – капля меда порой, да только чаще – обычный воск.
    И, чтоб дышать под водой, среди ушедших на дно эпох,
    Я, подмигнув запятой, рисую жабры смайликов – выдох, вдох,
    Акульи жабры смайликов - выдох, вдох…
    И мне уже почти плевать на то, что мир сошел с ума ->

    Припев

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Не в ответе


    Волосы – в пляс, а ресницы – в плёс,
    Взгляд, как в упор – наган.
    Мокрый вокзал, будто мокрый пес,
    Жался к твоим ногам.

    Заново жить – так заново,
    Только ключи меняй.
    Я не в ответе за того,
    Кто приручил меня.

    Я достаю черновик судьбы,
    Смятый твоей рукой,
    Чтобы хоть как-нибудь быть, как был -
    Словом. Струной. Строкой.

    Зарево жечь, так зарево.
    Дыму не жаль огня.
    Я не в ответе за того,
    Кто приручил меня.

    Лишь бы тебя хоть однажды спас
    Там, среди солнц и звезд,
    Тот поводок, что в урочный час
    Сам перегрыз твой пес.

    Заживо или замертво,
    Каясь, греша, скорбя -
    Ты не в ответе за того,
    Кто приручил тебя. (2 р.)

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Безгрешный романс


    Сейчас пойду – и согрешу!
    Прощай, дворец и колоннада.
    Павлин, дружок, спаси, прошу!
    Закрой хвостом ворота ада…
    Ах нет, не надо! Нет, не надо… /Или надо?
    Врата разврата! К вам спешу!

    Прощайте, фрукты на столе!
    Прощайте, вазы из Китая!
    Я согрешу. Я на сто лет
    Покину вас, в аду скитая
    Свой грациозный силуэт.
    (варт: Покину вас, в аду скитаясь,
    Дыша огнем, как пистолет)

    Я гардероб сожгу дотла,
    Ну, кроме разве что Диора.
    Вся эта куча барахла
    И так из моды выйдет скоро.
    Взлечу, в чем мама родила.
    Ко мне! Ко мне, моя метла!

    Ах, нет. Русалкою в бассейн
    Нырнуть – и вынырнуть на скалах.
    И петь там громче, чем в Ла Скала.
    Моряк, мохнатый, как Хусейн,
    Тебя в я насмерть заласкала!
    Осталось взять урок вокала,
    Сырые яйца и глинтвейн.

    Прощай, Контакт, Фэйсбук и Гугл,
    Крутой бутик (бутик и клуб), рулетки фишки.
    Диета – прочь! Даешь излишки!
    (Нырну я в жизнь, как в воду с вышки!)
    Я буду с милым жить в стогу.
    Там, говорят, бывают мышки,
    Но я – сумею! Я – смогу!

    Я буду в цирке Шапито
    Ложиться в пасть / Класть пальцы в пасть зубастой твари!..
    Но Боже мой! Мое авто!
    Мой жеребец! Моя Феррари!
    Тебя не брошу ни за что!

    Да. Человек внезапно слаб.
    Не может попа жить без шила.
    Да. Без ошибок жизнь пошла,
    Но весь вопрос – в цене ошибок…
    Сейчас пошла бы. Согрешила б.
    Ох, согрешила бы.
    Пошла б.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Долина предков


    В Долине Предков – тишина.
    Не слышно слов, и звуки редки.
    Там у деревьев – имена,
    А у имен – листва и ветки.

    Там все припомнивший шакал,
    Клонясь повинной головою,
    Луну из озера лакал
    Ртом, пересохшим после воя.

    Там в милосердном забытьи,
    Ни глаз, ни губ не узнавая,
    Развозят призраков ручьи,
    Как полуночные трамваи.

    Сверчок поднимет свой смычок,
    Припомнив звуки оперетки,
    Потом опустит и – молчок.
    Не знает нот долина предков.

    И слов не жалует она,
    Слов на наречьи человечьем.
    Там хоть повсюду письмена,
    Читать их некому и нечем.

    Но все, что билось между строк,
    Как между ребер бъется сердце,
    Вернется ссорою сорок,
    Загомонит скворечным скерцо.

    Там каждый голод утолен.
    Для каждой жажды есть роса там.
    Осенний ветер-почтальон
    Разносит письма адресатам.

    Что здесь посеем – там пожнем.
    Что здесь пожнем – то там рассада.
    Пройдет война грибным дождем.
    Взойдет чума вишневым садом.

    Ах, как, последний раз вдохнув
    Дух коммуналки и карболки,
    Кричит старик, разинув клюв,
    В гнезде мамаши перепелки!

    Ах, как крошилась в тишине
    На вечный мох Долины Предков
    По новорожденному мне
    Новопреставленная ветка.

    Как ни топчу я шар земной,
    Людьми и милями играя,
    Долина Предков подо мной,
    И нету ей конца и края.

    Так пусть поется соловью,
    Который в сумерках рассвета
    Продолжит песенку мою
    С незавершенного куплета.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Не было


    Дворик дурацкий не для кино
    Между Крылатским и Строгино.
    Тополь горбатый, люков блины.
    Час до Арбата, век до Луны.
    Жил там осенний наш персонаж,
    Или весенний, или не наш,
    Или не там он, или не жил,
    Или же дамой вовсе он был.

    Припев:
    Не для него крутая волна,
    Не для него бутылка вина,
    Не для него гитары струна,
    Не для него на небе Луна,
    Перья павлиньи, песен ручьи,
    Пух тополиный, слов соловьи,
    Запах полыни, глаз полыньи
    Не для него.

    В меру опрятен, в меру уклюж,
    Брюки без пятен, в детстве коклюш,
    Телом – заморыш, глазом востер,
    Был то ли сторож, то ли вахтер.
    Ложку за ложкой что-то жевал,
    Кошку за кошкой переживал,
    И виновато звал их людьми.
    Час до Арбата, век до любви.

    Припев.

    Пятеро кошек – пятеро глав
    Книги про ложь и life without love.
    Дней вереницу прожил за так.
    Умер в больнице, кажется, рак.
    Так и не стало больше его.
    Под одеялом нет никого.
    Запах полыни, мятый листок
    И на латыни несколько строк:

    Не было неба выше меня.
    Не было моря глубже меня.
    Не было хлеба слаще меня.
    Не было горя горше меня.
    Не было рома крепче меня.
    Не было Рима старше меня.
    Не было грома громче меня.
    Не было грима ярче меня.
    Не было сада краше меня.
    Не было слога звонче меня.
    Не было ада жарче меня.
    Не было Бога, кроме меня…

    Ах, мой малыш, видно приснилось что-то.
    Спи, мой малыш. Мне бы твои заботы.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Танго лиловых портьер


    Вот гимназистка стоит у окна,
    Не раскрывая портьеры.
    Там, за окном, гимназистку Весна
    Ждет, будто зрительный зал.
    Первый звонок, а за ним – тишина.
    Десять минут до премьеры.
    Время, замри!
    И, раз-два-три…
    Мир открывает глаза.

    Припев.
    Танго лиловых портьер…
    Каждая нота бесценна.
    В них – чистота и покой.
    В них – золотые лучи.
    Ах, равнодушный партер!
    Ах, беспощадная сцена!
    Плачь и кричи
    Скрипкой в ночи,
    Танго лиловых портьер!

    Голод. Октябрь. Сухари из пайка.
    Вещи достались ломбарду.
    Голый карниз за окно свысока
    Смотрит, как голый король.
    Красным околышем греет закат
    Медного Солнца кокарду.
    В платье лиловом -
    Слово за словом
    Выучить новую роль.

    Припев.

    Быт. Коммуналка. Возня у плиты.
    Песня допета до точки.
    Старое платье пьяно в лоскуты,
    Тряпкой лежит половой.
    Но два обрезка лиловой мечты
    В кукольном домике дочки
    Тело и душу
    Пупса из плюша
    Снова прикроют (закроют) собой.

    Припев.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Язык муравьеда


    Никто не знает, где живет муравьед,
    Во что обут муравьед, во что одет муравьед.
    И только знаем я и ты, что любит есть муравьед.
    Ведь мы и есть, муравьи, что любит есть муравьед.
    И мы пугаем муравьят,
    Что к тем, которые не спят,
    Придет язык муравьеда.
    Язык муравьеда.

    Здесь каждый третий муравей не понаслышке знаком
    С его шершавым, вездесущим, озорным языком.
    Он здесь эпоху за эпохой пожирает тайком,
    И все на свете ему похуй, кроме нас точка ком.
    Он был везде, он был всегда,
    Но мы не просто, бля, еда
    Для языка муравьеда.
    Язык муравьеда.

    Он мур-мур-муравьиный царь, он мур-мур-муравьиный бог,
    Он кис-кис-кисти и резца не пожалел на свой чертог,
    В котором здорово, что все мы здесь сегодня собрались,
    Который ширится вширь, который высится ввысь.
    И муравьЕве из ветвей
    Запретный плод поднес не змей,
    А я-язык муравьеда.
    Язык муравьеда.

    Мы что-то роем, что-то строим, что-то шьем и кроим,
    Летаем роем, ходим строем и на вахте стоим.
    Мы хором (дружно) тянем как-бы кабель. Апгемахт! Тафай, тафай!
    А если он застрянет как бы, то сгодится вай фай,
    Чтобы в каждый двор и каждый дом
    Веселым черным проводком
    Пришел язык муравьеда.
    Язык муравьеда.

    Он все сомнения, как веник, отметает зараз.
    Он даже в звездный муравейник забираться горазд.
    А ведь серебряных сирот никто не гонит взашей -
    Сама собою на сироп ползет толпа мурашей.
    А в результате – все путем,
    Который Млечным назовем
    У языка муравьеда.
    Язык муравьеда.

    И многолик он, и певуч он, и дитя, и старик (он и шепот, и крик)
    Ах, как велик он и могуч он, этот узкий язык.
    Давайте дружно станем кастой, чтобы вместе не пропасть -
    Непобедимо языкастой и разинувшей пасть.
    И уцелеет лишь тот, | И уцелеет только тот,
    Кто говорит и поет | Кто говорит и кто поет
    На языке муравьеда.
    Язык муравьеда.

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Номерок


    В гардеробе номерок ничего не стоит…
    В гардеробе номерок ничего не стоит…

    А сменяй его на шубу,
    Непростую, с соболями…
    Ей цена с пятью нулями -
    И ему с пятью нулями.
    Мальчики, плачьте мальчики,
    Глядя как он кружит на грешном пальчике -
    Акробат, аристократ,
    Перстенек на сто карат,
    И сам черт ему нынче не брат!..

    В гардеробе номерок ничего не стоит…

    Вот бекеша адвоката,
    Вот папаха генерала.
    Жить красиво, жить богато,
    Чтоб труба канкан играла!
    Девочки, плачьте, девочки,
    Глядя как он идет на вас, надев очки
    Всех своих пяти нулей:
    - Эй, лакей, вина налей
    Тем троим, что глядят понаглей!

    В гардеробе номерок ничего не стоит…

    А однажды, не во сне ли,
    Или все ж на самом деле,
    Сдать свой пост ему велели
    Императорской шинели!
    Эй, толпа, друг на друга влазь!
    Вот идет ваша Родина и ваша власть!
    Ты вот царь, и я вот царь.
    Ты – в отца, и я – в отца.
    Тот же рык, тот же клык, та же масть!..

    В гардеробе номерок круглым сиротою…

    Лишь когда пальто артиста
    Среди меха и батиста (Меж нарядов бархатистых)
    Тянет лямку неказисто,
    Как сорняк в букете астр -
    Номерок идет на сцену,
    Сам себе не зная цену.
    Старой (пыльной) вешалке на смену
    Начинается Театр.
    Зрители, смейтесь, зрители,
    Смейтесь так, чтобы слезы до зари текли!
    Детвора и старики,
    Как себя не нареки -
    Номерки. Номерки. Номерки…

    В гардеробе номерок ничего не стоит…
    В гардеробе номерок ничего не стоит…

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


    Пляши, бродяга


    Когда дорога сбросит кожу
    И стиснет сердце, как удав,
    Когда влюблен, и так легко жить,
    Когда влюблен и так легко жить,
    Что легче просто некуда,

    Пляши, бродяга, дни пляши и ночи!
    Пляши, бродяга, пока хлещет бес!
    Пляши, бродяга, прыгай, что есть мочи,
    Чтоб хоть одною, хоть одной рукой достать небес.
    Пляши, бродяга. Пляши, бродяга.

    Когда земля горит страстями
    И плачут воском города,
    Когда весь мир – то дым, то пламя,
    Когда весь мир – то  дым, то пламя,
    Когда весь мир – сковорода,

    Пляши, бродяга, Божий отпечаток!
    Пляши, бродяга, пока держит хмель!
    Пляши, бродяга, не жалея пяток,
    Чтоб хоть одною, хоть одной ногой сбежать отсель.
    Пляши, бродяга. Пляши, бродяга.

    Когда судьба затянет крепко
    На шее – петлю из дорог.
    Когда любовь, как табуретку,
    Когда любовь, как табуретку,
    Измена выбьет из-под ног -

    Пляши, бродяга, пляску листопада!
    Пляши, бродяга, как кленовый лист!
    Пляши, бродяга, на пороге ада,
    Что хоть одною, хоть одной ногой достать земли.
    Пляши, бродяга, музыка играет!
    Пляши, бродяга, как осенний лист!
    Пляши, бродяга, на воротах рая,
    Чтоб хоть одною, хоть одной ногой достать земли.
    Пляши, бродяга. Пляши, бродяга!

    к началу страницы | на главную страницу | на страницу песен в mp3


     

    

    Чтобы быть в курсе обновлений и событий, подпишитесь на новости Города Снов  

    вернуться на главную страницу Города Снов

  • счетчик:
    Бард Топ © Андрей Корф, 1999-2017
    Автор всех материалов, опубликованных на этом сайте,
    за исключением особо оговоренных - Андрей Корф.
    Использование материалов этого сайта без согласия автора запрещено.